Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Интернет и капуста

Архив
автор : Максим Отставнов   02.02.2001

Возможна ли Великая депрессия в одной отдельно взятой отрасли?..
Вопрос армянскому радио


Очень здорово упомянуть в заглавии две предельно разные вещи, и связывать их замысловатыми ниточками, пока не кончится бумага. Совершенный чемпион в этом отношении - О’Генри, назвавший сборник великолепных рассказов «Короли и капуста».

У него ли или у другого писателя-юмориста я читал рассказ про даму, которая во время испытания первого поезда все причитала: «Не поедет!» до того, как он тронулся, а после - начала нервно вскрикивать: «Не остановится!»

В области, ставшей предметом нынешней темы номера, события происходят, похоже, в обратном порядке. Пока поезд «Интернет-компаний» стоял на месте, дама-публика была уверена, что он не остановится. Никогда. Теперь его тихонько растолкали, а она стала волноваться, что - не поедет. Ни за что.

Забавно, но факт: котировки акций «отрасли Dot-com» провалились до минимума ровно в том же квартале, в котором «флагманы Интернет-бизнеса» (прежде всего так называемый сектор электронной торговли) начали показывать небольшую, но стабильную прибыль.

Еще забавнее, что рядом с ними скользит вниз весь NASDAQ, тянет за собой еще что-то, а тем временем в США к концу того же самого года, начало которого ознаменовалось совершенно фантастическими словами «профицит бюджета», не могут найти «экономического роста». «Экономический рост», как давно показано, сам по себе вещь малоосмысленная 1, однако с ним жить как-то легче.

Полтора года назад я прочитал лекцию (точнее, провел беседу со студентами, так как я не профессор, и лекций читать мне никто права не давал) 2 об «электронной торговле» в одном из московских колледжей. Я построил несколько скандальную иерархию приложений, которые, как мне казалось, в перспективе конституируют эту область.

Скандальную потому, что на первые места я поставил не розницу (B2C), с которой в то время практически исключительно ассоциировалось выражение «электронная торговля», и не межфирменные сделки (B2B), и даже не электрификацию отношений бизнеса с государством (B2G), а - сюрприз! - новые технологии организаций отношений инвестор-брокер-эмитент (то есть инфраструктуру рынков капитала) и работник-работодатель-заказчик (то есть инфраструктуру рынков рабочей силы и контрактов).

Студентам-то все равно, а вот преподаватели и забежавшие на огонек коллеги сильно обиделись: как можно такую ерунду с кафедры в серьезном месте говорить?! Сегодня, я думаю, это уже не кажется слишком откровенной ерундой. Однако я должен извиниться перед слушателями и читателями: я все же допустил ошибку. Я до сих пор думаю, что рынки капитала, рабочей силы и контрактов (принципиально отказываюсь придумывать для этих рынков аббревиатуры, покрываемые регулярным выражением «.2.») важнее, чем рынки потребительских товаров и межфирменных поставок. Но есть вещи еще важнее.

Точнее, пока я нашел одну такую вещь: рынок бизнес-моделей.

Бизнес-модели

Так же, как привнесение индустриальных технологий в аграрный по преимуществу мир сместило общую структуру издержек и породило бурные поиски новых общественных форм (буржуазно-освободительные революции), закончившиеся возникновением нефеодальных «бизнес-моделей» (Кодекс Наполеона с «единой, неделимой и священной» собственностью), появление постиндустриальных технологий не менее радикально выворачивает структуру издержек, хотя общественная динамика при этом носит менее революционные (кровавые) 3 формы.

Касательно предыдущей смены формаций у нас есть то преимущество, что мы «досмотрели фильм до конца» и знаем, чем все закончилось. Сейчас ответа мы не знаем, тем нам интереснее. Пока нам показали только серию про фиаско попыток построить «интеллектуальную собственность» по индустриалистской модели вещного права. А какой будут собственные (незаимствованные) постиндустриальные формы владения и собственности, можно только догадываться, глядя на их ростки в виде открытых (спецификаций) систем, свободного софта и свободного контента.

Рынок - торги и торговля - являются, вообще говоря, эффективным средством обхождения с редкими ресурсами (с более или менее ярко выраженным дефицитом), и экономика как наука «заточена» под решение задач оптимизации их оборота. Объекты отношений владения/собственности в цифровой форме теряют природу редкого ресурса: ими (копиями) может одновременно пользоваться количество лиц, ограниченное лишь возможностями технической инфраструктуры, которые растут по закону Мура, чуть ли не удваиваясь ежегодно.

За практическими сложностями вокруг «интеллектуальной собственности» стоит глубокая теоретическая проблема: мы не знаем, как обращаться с изобилием.

Рабочая сила

Даже полный перенос шоппинга в сети, если он когда-нибудь произойдет (в чем я сильно сомневаюсь: супермаркеты не вытеснили лавки полностью, а лавки не уничтожили базары как явление), окажет на образ жизни народа (и на структуру издержек хозяйства в целом) исчезающе малое влияние по сравнению с влиянием возможности продавать на расстоянии свой труд/рабочую силу.

«Телекоммьютинг» - это уже сегодня миллиарды сэкономленных «транспортных» (не лучших в жизни) часов и литров бензина. По какой статье учитывается эта экономия? - боюсь, что ни по какой, а если она становится основанием для того, чтобы согласиться с низшей зарплатой, возможно, что учтется и с обратным знаком.

Естественная экстраполяция: следующее поколение перестанет думать об отношениях найма как о «хождении на работу», и его представители будут относиться к себе как к поставщикам некоторых услуг. И окажется, что благодаря дешевизне и общедоступности компьютеров и сетей доступ к рынку этих услуг не ограничен географическим местонахождением (и даже более мягким требованием к статичности оного).

Глобализация рынка «дистантной» рабочей силы способна противостоять ограничению конкуренции на этом рынке, которое накладывается иммиграционными правилами. Во многих отраслях и для многих профессий этот процесс уже пошел.

Капитал

Когда говорят - в том числе и о «Dot-com-лихорадке» - «пузырь раздутых ожиданий», подразумевают - мыльный. А мне на ум приходят воздушные демпферы в гидравлических системах, купирующие «удары» чертовски упругой стихии 4.

Но еще важнее то, что сами капиталы стали «сверхтекучими». Может показаться удивительным, но именно сегодняшний «кризис», кое слово так часто употребляют рядом со словами «Dot-com» и «Интернет», показывает, насколько изменился рынок в плане техники функционирования за несколько последних лет.

Какие перепады он «держит», не падая в кризис без кавычек! - это а) возросла доля мелких/индивидуальных инвесторов (на «брокерском самообслуживании»), которых так много, что их решения укладываются в некоторые статистические пределы, б) повысилась скорость совершения сделок и в) масса мелких инвесторов перестала быть «атомизированной» (и, соответственно, управляемой через СМИ), получив возможность общаться в реальном времени.

Вышеизложенные соображения определяют мое отношение к «буму Dot-com» и последовавшей «депрессии в одной отдельно взятой отрасли»:

  • на смену гигантам индустриальной эпохи не придут гиганты эпохи постиндустриальной. Гигантизма и так слишком много;

  • пресловутый «экономический рост» частично будет обеспечиваться укреплением среднего и малого бизнеса и «невидимых корпораций», а частично будет скрытым и даже, возможно, индицирующимся с обратным знаком (чистое снижение издержек с соответствующим сокращением оборотов). Мы и так слишком много работаем;

  • новые бизнес-модели откроют возможность для интеграции в хозяйственную жизнь ценностей и убеждений, которые до сих пор оставались, в основном, регулятивами сфер досуга и «духовной жизни». Бизнес-отношение к своему делу и себе не обязано равняться жлобству.

Становление новых инфраструктур, дозволяющих (enabling) перечисленное, кто-то должен был оплатить. Частично это сделали американские налогоплательщики ((D)ARPAnet и «бесплатный» Интернет семидесятых - начала восьмидесятых), частично это делали и делают энтузиасты, а значительную часть расходов понесла публика, играющая на рынке ценных бумаг. Это не «обычное» инвестирование, но и не «пирамида», это «Спортлото»: кто-то что-то выиграл, но не более. Остальные пусть будут довольны, что поддержали этот специфический спорт.

Основные затраты были произведены не в мертвое железо оборудования и не в сухую математику софта, а в живую ткань человеческих отношений: в Dot-com просто нужно было поиграть. И затраты, и отдачу измерить существующими методами трудно.

Но отдача будет. «Dot-com» в названии компании не означает автоматической мультипликации рациональных ожиданий. Мультиплицируется нечто иное - по сути, это табличка: «Здесь - битые». За которых дают по двое небитых.

[i38132]


1 (обратно к тексту) - Тут рядом стоит АЭС, так вот, если она завтра взорвется, то стоимость всех работ по тушению пожара, консервации объекта, дезактивации территории и организации энергоснабжения выжившей части населения составит в ближайшие годы часть регионального «экономического роста», полагаю, немалую. Это не я так мрачно шучу, это формулы у экономистов такие.
2 (обратно к тексту) - Ее краткий конспект см.: Максим Отставнов, «Agenda 2000: рынки и перспективы» // «Мир электронной коммерции», #1, 2000.
3 (обратно к тексту) - Не говорите только об этом Гилмору, после того, как он еле вытащил Йохансона из тюрьмы - см. сегодняшнюю «Компьюномику», сс. 41-45.
4 (обратно к тексту) - В прикладной гидродинамике (если я правильно ориентируюсь в гидронауках) используются уравнения с такими степенными показателями, что порядочный твердотельщик умрет, но не признает это физикой.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.