Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сталинградская битва

Архив
22.06.1999

Окончание, начало "КТ" #24 [302] от 15 июня 1999 года


Сотрудники УФСБ во время беседы выразили недоумение по поводу того, что их подозревают в попытках устранить "БСК" руками Госсвязьнадзора. "Проверки Госсвязьнадзора и наши требования по внедрению СОРМ - совпадение", - пояснили мне. Однако основания думать иначе все-таки есть.


Меня заставил усомниться в этом странном совпадении ответ (вернее, отсутствие внятного ответа) на вопрос, а почему, собственно, УФСБ, если "БСК" нарушает закон, не подаст на нее в суд? Почему, грубо говоря, не посадит того же Сырова или Мурзаханова, раз они, по сути, являются преступниками? "В общем, конечно, вы правы, но, возможно, сказалась наша лояльность, стремление к диалогу... Да, наверное, этот вопрос мы упустили из виду, но такая возможность не исключена..." Однако складывается впечатление, что не в лояльности или доброте душевной сотрудников ФСБ дело, а в нежелании доводить дело до суда из опасения проиграть. И тогда устранить провайдера будет еще труднее, а шума поднимется еще больше.

По предложению Госсвязьнадзора Олег Сыров составил план внедрения СОРМ и направил его в УФСБ. Планом предусматривалось совместное создание алгоритма проведения оперативно-розыскных мероприятий на узле передачи данных "БСК". Кроме того, "БСК" предлагала "рекомендовать перечень оборудования, необходимого Управлению ФСБ по Волгоградской области для проведения оперативно-розыскных мероприятий", то есть пункта о закупке оборудования не было (как ничего не было сказано и о закупке оборудования Управлением ФСБ). Здесь-то и начинается чертовщина: в "БСК" утверждают, что план не устроил УФСБ. Сотрудник же УФСБ сказал, что "мы с Олегом Петровичем Сыровым беседовали по поводу его плана. Мы согласились (здесь и далее курсив мой. - Ю.С.) с планом и готовы были его подписать. Сыров же подписать его отказался". По словам сотрудника, у него сложилось впечатление, что "БСК" не хочет подписывать план СОРМ в принципе. "Хотя я понял, - говорит фээсбэшник, - что Сыров человек порядочный и что не подписывать план его вынуждают учредители. В беседе он во всем с нами согласился. И, как честный человек, ушел из "БСК". Слова же господина Мурзаханова о том, что, мол, Сыров ушел из-за нервного напряжения и т. п., - неправда".

Однако сказанное представителем ФСБ выглядит несколько странно на фоне переписки, завязавшейся между "БСК" и Госвязьнадзором. План был представлен Сыровым 29 января 1999 года, после этого он общался с УФСБ лишь устно. Затем уже Наиль Мурзаханов, сменивший Олега Сырова на посту генерального директора, опять прислал в УФСБ план "БСК". И до 5 мая 1999 года письменного ответа из УФСБ на план не было. Лишь в этот день пришло письмо, в котором и. о. начальника Управления УФСБ Кочубей отказался согласовывать предложенный "БСК" план как не соответствующий требованиям закона "Об оперативно-розыскной деятельности". А между 29 января и 5 мая - активная переписка между "БСК" и Госсвязьнадзором. Госсвязьнадзор требовал предоставить согласованный с УФСБ план, иначе "будут применены самые строгие меры административного воздействия"; "БСК" отвечала, что план-то есть, но он с УФСБ не согласован по причине молчания последнего. А 16 апреля Госсвязьнадзор составил протокол об административном правонарушении в области связи, на основании которого собирался наложить взыскание на "БСК" за невыполнение предписаний о предоставлении согласованного плана. Наиль Мурзаханов предупредил, что подаст в суд, поскольку в невыполнении виновата не "БСК", а УФСБ. Тогда Госсвязьнадзор, видимо, для того, чтобы не ударить-таки в грязь лицом, 20 апреля постановлением .5 наложил предупреждение на Мурзаханова.

На этом можно было бы завершить рассказ о взаимоотношениях УФСБ и "БСК". Но во время разговора с сотрудником УФСБ мне был показан тот самый план реализации СОРМ, который присылали Сырову. Помните ответ Олега Сырова на "письмо . 14/556 от 14 апреля 1998 года и приложение на четырех листах"? Так вот, помимо этих четырех листов собственно плана, в показанном мне документе имелись "Частные технические требования к СОРМ в ограниченном объеме на УСПД ЗАО "Байард-Славия Коммуникейшнз". Цитирую пункт 2.6 "Требований": "АПС СОРМ ПУ должен предусматривать ведение журналов, в которых документируется работа ПУ, в том числе с привязкой к паролям, использованным должностными лицами ПУ при работе с АПС СОРМ ПУ". То есть "Требования" устанавливают принципиальную возможность контроля действий УФСБ со стороны прокуратуры. Этих требований ни Сыров, ни Мурзаханов не видели. Хотя в плане реализации СОРМ, присланном в "БСК", УФСБ было обязано этот пункт упомянуть - он есть в версии СОРМ-2 от 20 августа 1998 года (пункт 3.7). Наиль Мурзаханов, узнав об этом пункте, сказал, что он в принципе согласен поставить подпись под планом. "Главное, что не позволяло мне подписать план УФСБ, было отсутствие контроля за действиями ФСБ. Я не требую, чтобы мне предоставили возможность контролировать ФСБ, я лишь хочу, чтобы прокуратура имела принципиальную возможность контролировать законность проведения ОРМ. Если возможность такого контроля прокуратурой будет предусмотрена, я подпишу план". В УФСБ же камнем преткновения на пути плана считают Мурзаханова. "Однако, - говорят в УФСБ, - мы уверены, что учредители "БСК" скоро одумаются, уберут Мурзаханова и подпишут план".

Это что касается трений между УФСБ и "БСК". Главные же проблемы для "БСК" пришли не из ФСБ. 29 апреля компания "Московский Телепорт" отключила спутниковый канал, которой у нее арендовала "БСК", а основной причиной отключения генеральный директор "МТ" Борис Лопусов назвал неперечисление "БСК" арендной платы.

Но на самом деле причина была в другом. В акте проверки радиоэлектронных средств (РЭС) от 27 апреля 1999 года сказано, что владелец РЭС - "МТ" - допустил следующие ошибки:

1. ЗССС (земная станция спутниковой связи) типа SCPS-Romantis приобретена без разрешения Главгоссвязьнадзора РФ или его территориальных органов, и

2. ЗССС эксплуатируется без разрешения Управления Госсвязьнадзора по Волгоградской области.

Однако как тогда объяснить разрешение на ввоз ЗССС на территорию РФ (есть и таможенная проформа-счет)?

Кроме того, оказалось, что у "МТ" отсутствует разрешение на использование радиочастот для эксплуатации ЗССС. Получается, что "МТ", которая должна оформлять все разрешения, в том числе и разрешение на частоту, этого не сделала. Но канал, тем не менее, в эксплуатацию ввела. Борис Лопусов утверждает, что было только пробное включение канала, однако "Акт сдачи-приемки работ (услуг)", подписанный "МТ" и "БСК" 13 июля 1998 года, говорит о получении "МТ" денег и "вводе в эксплуатацию канала Спутниковой Связи", ни словом не упоминая о тестовой или пробной эксплуатации. Но ведь нельзя включить канал, не согласовав частоту с местным Госсвязьнадзором. Возникает закономерный вопрос: что это за Госсвязьнадзор, под носом у которого 10 месяцев (!) без разрешения на частоты излучения работает спутниковый линк?! Трудно поверить, что там не знали о работающей ЗССС.

За ответом я обратился к начальнику Управления Госсвязьнадзора по Волгоградской области Валентину Петрову. Он сказал, что ни представители "МТ", ни представители "БСК" к нему не приходили и частот не согласовывали. "А обнаружив, что "МТ" разрешения на частоту не имеет, мы канал отключили. Мы выполнили свой долг", - объясняет г-н Петров.

Получается, что "МТ", сдавая канал в аренду, не имела разрешения на частоту, рассчитывая оформить его задним числом. Интересно, это постоянная практика компании, или "так получилось"? Впечатление такое, что недооформленное разрешение - как "рояль в кустах": в нужный момент он "случайно" оказывается под рукой, и провайдера лишают канала. "МТ" на этом теряет копейки, а провайдер - бизнес. Когда у "БСК" начались проблемы с СОРМ, "МТ" почему-то приостановила процесс оформления разрешения на частоту, и этого разрешения нет до сих пор. Однако Александр Комарицкий, менеджер "МТ", сообщил Наилю Мурзаханову, что частоту они все-таки оформят, но, вероятно, после этого расторгнут договор с "БСК". То есть, как ни крути, а канала у "БСК" не будет.

Стоит, пожалуй, упомянуть еще один эпизод этой неприглядной истории. "БСК" арендует под оборудование 30 квадратных метров на АТС-72. Договор аренды заключен по 2002 год, однако 17 декабря 1998 года у директора ГТС В. Н. Родина вдруг возникла "производственная потребность", вынуждавшая его расторгнуть договор. Неизвестно зачем, но ГТС срочно понадобились те 30 метров, которые "БСК" арендует, хотя свободного места на АТС достаточно. Олег Сыров написал начальнику УВД Волгоградской области письмо с просьбой проверки "законности действий руководителей АО "Электросвязь" и привлечь виновных к уголовной ответственности". До уголовного дела, естественно, не дошло, однако "производственная необходимость" у ГТС отпала.

"БСК" уже фактически прекратила работу. Ежедневно приходят клиенты - кто интересуется, когда же будет доступ в Интернет, кто хочет забрать деньги (таких с каждым днем становится все больше). Вряд ли "БСК" возобновит деятельность - на получение разрешения на частоту уйдет еще немало времени, за которое разбегутся все оставшиеся клиенты. Но даже если клиенты останутся, в свете возможного расторжения "Московским Телепортом" договора с "БСК" вероятность того, что они получат-таки Интернет, минимальна. И эти опасения не беспочвенны, ибо Наилю Мурзаханову сотрудник Госсвязьнадзора (фамилию которого Наиль, по понятным причинам, просил не оглашать) сообщил, что руководство Волгоградского Госсвязьнадзора приняло решение препятствовать выдаче разрешения на частоты для "БСК" независимо от того, кто будет арендодателем спутникового линка...

Самое тревожное и грустное во всем происходящем то, что ФСБ фактически обкатывает методы борьбы с несговорчивыми провайдерами. Втихую задушить провайдера руками Госсвязьнадзора выгодно - ФСБ как бы ни при чем, провайдер вроде как бы сам виноват, и, главное, все тихо. Боязнь суда, который, как, наверное, полагают в ФСБ, наделает много шума, на самом деле только вызывает подозрения в честности сотрудников ФСБ и еще больший шум.

Наиль Мурзаханов предложил организовать круглый стол, за которым бы собрались все участники конфликта. Пожалуй, давно пора перейти к спокойному диалогу, который будет полезен всем сторонам. Проблема СОРМ должна решаться именно так - коллективно и открыто. Никто не возражает против необходимости проведения оперативных мероприятий. Главное требование, которое выдвигается к спецслужбам, - возможность контроля за их действиями. "Невидимый фронт" должен стать видимым. Реализация этого требования может быть разной. В частности, возможно использование расщепленных криптографических ключей, когда информация о действиях оперативного подразделения хранится у провайдера в зашифрованном и потому недоступном для него виде, а доступ к ней имеют лишь прокуратура и сотрудники оперативных подразделений, у которых и хранятся две части ключа. Принципы и алгоритмы работы спецслужб должны быть прозрачными, а конспиративной нужно оставить только конкретную реализацию того или иного оперативного мероприятия.

Как к открытому обсуждению отнесутся в ФСБ и будет ли организован круглый стол для разбора ситуации с "БСК" - пока не известно. Ведь если "БСК" подпишет план УФСБ, предусматривающий контроль за действиями последней, то это может оказаться прецедентом. Что, согласитесь, станет серьезным шагом на пути к открытости действий ФСБ. Вот только нужно ли это ФСБ?

Р. S. Похоже, история на этом не заканчивается: когда материал был уже готов, Наиль Мурзаханов прислал письмо, в котором сообщил о намерении "БСК" предъявить финансовый иск "МТ" и иск Госсвязьнадзору. Наиль усматривает в действиях последнего выполнение заказа конкурентов (иначе, чем объяснить, что к конкурентам Госсвязьнадзор не имеет претензий, хотя нарушений у них хватает) и надеется, что на суде всплывут факты, доказывающие его правоту. Мы обязательно будем следить за дальнейшим ходом событий.

Кроме того, Наиль Мурзаханов сообщил, что позиция учредителей, к великому сожалению сотрудников УФСБ, не изменилась - СОРМ (в "бесконтрольном" его варианте) они подписывать не собираются.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.