Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Cвободное падение

Архив
автор : Михаил Генин   07.03.2000

Можно считать, что цифровой век уже наступил. Можно считать, что он наступит завтра, через год или через десять лет. Важно помнить одно: цифра не вернет потомков Адама и Евы в Эдем, в котором еще не надкушено яблоко. Человек останется самим собой - таким, каким история знает его несколько тысячелетий, - познавшим грех и вкус смерти.

Кого-то это огорчает, кого-то пугает, но человеческая история - это история войны, перемежаемой короткими периодами относительного мира.

Вне зависимости от причин, по которым один человек стремится нанести вред другому, именно это стремление и сам процесс нанесения вреда оказывают решающее влияние на развитие социума, культуры, науки, техники, - то есть всего того, что мы обобщенно называем цивилизацией.

Наша страна сейчас воюет. США последний раз отвоевались год назад и до сих пор держат большой контингент пока еще оккупационных, по сути, сил на территории последних конфликтов. Опыт показывает, что американские войска уходят из Европы с большим неудовольствием, предпочитая квартироваться именно тут, - со временем к ним привыкают и просто не замечают.

Является ли нынешняя война войной цифрового века? И чем отличается она от войны века каменного, кроме того, что в отличие от каменного томагавка, нынешний томагавк крылат? И может быть, главное отличие в том, что исход боя и кампании решает теперь не количество и качество томагавков, а некие другие факторы? Например, информация. Главный кирпичик цифрового века.

Информация - это и щит, и меч, и средство улучшения атаки, и собственно объект для нападения. Войны еще не стали чисто информационными, и огонь с железом продолжают прожигать плоть, хотя и сами становятся все более и более зависимыми от информационных систем. Обо всем этом и поговорим.

Развитие военных систем может идти по нескольким направлениям:

А - Усовершенствование классического оружия. Современный танк и самолет - просто напичканы электроникой, компьютерами и прочей дребеденью. Подробней об этом, и не только об этом, - в статье Романа Косячкова.

Б - Усовершенствование информационных систем. Исчерпывающее представление о театре военных действий и мгновенная обратная связь позволяют военачальникам полностью контролировать события. О том, что в ВМС такие системы уже работают, причем в некоторых случаях в качестве клиента интерфейса может использоваться обычный браузер, - в статье Вадима Остовского.

В - Изобретение новых способов нанесения ущерба противнику. От нанотехнологий и роботов-убийц до сетевых коммандос, атакующих информационные магистрали противника.

Г - Информационные, политико-дипломатические и экономические сражения. Зависимость от психологии и менталитета. Раньше мир был двуполярным, сейчас полюс один. Это чаще всего бескровная война, но возможно, самая главная.

О двух последних пунктах - в следующей серии [1].


Cейчас же поговорим о будущем тактиков. Стратеги сидят в больших кабинетах и решают, кого бомбить и кого захватывать. Тактики - в кабинетах поменьше, и их задача - определить конкретные цели и направить конкретные самолеты и конкретных десантников. Одна из основных задач - минимизация потерь как живой силы, так и техники. И один из способов этого достичь - предельно точно знать ситуацию, складывающуюся на поле боя.

До сравнительно недавнего времени полевой штаб представлял собой следующую картину: настоящая песочница с насыпанными горками холмов, воткнутыми флажками и т. п., по которой серьезные дяди-начальники передвигали игрушечные танки. Каждый из танков символизировал собой несколько десятков реальных жизней солдат и несколько миллионов долларов, превращенных в железо. В ситуации, когда обсуждались глобальные маневры, и трехмерность, и масштабность картинки была не так критична, или же просто не было песочка, в дело шли привычные карты.

Сейчас ситуация иная. Бумажные карты и песочница переехали на экраны. С помощью спутников можно получить картинку любой местности. Физическое облегчение это принесло: не надо больше ворошить груды карт или копаться в песочных куличах, но военная отдача невелика. В конце концов, смотря на экран с двумерной картинкой или фотографией среднего качества, сложно достичь эффекта "погружения" в происходящие события.

Увеличение компьютерных мощностей и улучшение качества информации, получаемой со спутников, позволили сделать шаги по направлению к командному пункту будущего. Разработки в этом направлении ведутся американским правительственным агентством DARPA (Defence Advanced Research Project Agency, www.darpa.mil). Техническая база в основном представлена продуктами SGI. Вся программа разработок носит название Synthetic Theater of War (SToW).

Что будет достигнуто по завершении программы? Обновляемая в реальном времени, на основе данных, полученных со спутников (запаздывание составляет не более двух минут!), информация отображается в трехмерном виде на специальном проекторе. Фактически, перед глазами штабистов возникает полная трехмерная и легко масштабируемая модель нужной территории (учитывая разрешающую способность оптики современных спутников, масштаб может быть доведен фактически до 1:1) плюс данные обо всех участниках сражения вплоть до каждого солдата. Современные технологии слежения позволяют собирать информацию даже о происходящем на глубине нескольких десятков метров под землей или нескольких сотен - под водой, а также внутри зданий.

Для пущего эффекта система, кроме голографических экранов, позволяющих в основном наблюдать "сверху", может быть оснащена сферическим, трехстенным или иным подобным экраном для моделирования вида "изнутри". Например, при изучении схемы захваченного террористами здания или целого города.

Кроме того, в системе есть и звуковое оборудование, которое позволяет включить в анализ и доклады с места событий, и переговоры командиров подразделений, и данные радиоперехвата.

Полученная картина вызывает достаточно сильный эффект погружения, что очень важно, в том числе и для удачного проведения "мозгового штурма" - одного из основных методов, используемых для принятия тактических решений. Количество и тип поступающей информации могут разниться в зависимости от ситуации, и, в принципе, подобные системы могут иметь далеко не только военное применение.

Командный пункт, использующий эти технологии, в Штатах называют "ситуационным центром". Первый такой центр был создан во время подготовки операции "Буря в пустыне" и оборудован прямо в Белом доме. Три команды из специально обученных офицеров (Duty Officers), аналитиков разведки и специалистов по коммуникациям вели непрерывный (7 дней в неделю, 24 часа в сутки) мониторинг и анализ всех доступных информационных каналов, включая даже большинство каналов телевидения и радио.

На данный момент системы DARPA уже частично или полностью внедрены в Пентагоне. Более точную информацию нельзя получить по причине ее засекреченности. Однако очевидно, что при нынешнем развитии технологий и компьютерных мощностей препятствий для внедрения подобных систем нет.

Более того, нечто подобное уже начинает появляться и на гражданском рынке. Опять-таки SGI недавно стала предлагать решения для проведения совместной работы на основе тех же технологий - систему Reality Center. Надев специальные перчатки и стереоочки, группа до пяти человек может работать с трехмерными объектами, будь то деталь, которую можно фактически "подержать в руках", или внутренности еще только проектируемого здания. Однако стоимость конечных продуктов - несколько сотен тысяч долларов - пока слишком велика. Особенно для России.

Тем не менее, одна из систем нижнего уровня была закуплена Академией генштаба для проведения учений.

Кстати, как выяснилось, разработки в этом направлении наши военные специалисты вели уже в течение двадцати лет. Им даже удалось создать некое подобие ситуационного центра. Но, естественно, учитывая развитие компьютерных технологий двадцати- и десятилетней давности, система имела другой вид и кардинально другие возможности. Однако думать, что наши военные до сих пор предпочитают считать на счетах - неправильно. Кстати, и технологии моделирования местности были впервые применены российскими военными в 1995 году. После нападения на российскую заставу, охранявшую участок таджикско-афганской границы, было смоделировано ущелье, по которому прошли моджахеды. И сразу стало ясно, что если бы на нужных высотах установить всего два станковых пулемета, колонна боевиков не прошла бы и километра.

Интересно, проводятся ли такие подсчеты относительно чеченских гор? Технологическая база, пусть и слегка устаревшая, но все же должна была остаться в Генштабе. Выгода же, получаемая в результате, измеряется не деньгами, а человеческими жизнями.

Что касается грядущих разработок, то здесь направлений несколько. Во-первых, и это уже практически готовое решение, ситуационные центры могут быть мобильными, размещенными в специально оборудованных грузовиках или самолетах.

Но основные разработки ведутся в несколько другом направлении. В прошлом году по заказу Пентагона DARPA начало заниматься проектом под кодовым названием "Генуя". Помимо улучшения аудиовизуального представления информации главным отличием новой системы станет возможность оптимизации выбора решений на основе данных обо всех подобных кризисах в прошлом. Уже сейчас системы позволяют делать повторы (replay) в 3D или 2D любых моментов сражений, в будущем же вся такая информация будет храниться и систематизироваться. Эта задача требует куда больших компьютерных мощностей, чем необходимо для простой визуализации.

Сделаем краткие выводы. Фактически генералы превращаются в игроков, разыгрывающих сложную и красивую компьютерную стратегическую партию. Однако такая степень информированности и участия командования в боевых действиях поднимает эффективность управления войсками на невероятную высоту.

Россия, не отставая от Запада, в первую очередь от США, в области разработок нового оружия (в том числе и высокотехнологичного - танков, самолетов, систем наведения и т. п.) пока, судя по всему, сильно отстает в области информационных систем, систем управления и принятия решений. Надежда на то, что такие разработки есть, но хранятся в секрете, - призрачна. То есть, конечно, я уверен в существовании планов разработки подобных систем, но дело в том, что в отличие от специфических электронных и компьютерных решений, таких как, например, системы наведения и локации, описанные выше информационные системы требуют других компьютеров. Притом, имея в распоряжении необходимые компьютеры (например, те же "силиконы" верхнего уровня) наши специалисты без труда могут создать такую систему: наши спутники не сильно уступают американским, прочие детали системы, включая программное обеспечение, либо покупаются, либо создаются на месте. Главная проблема тут - деньги. Компьютеры нужной мощности стоят таких денег, которых сейчас у нашего государства нет. К тому времени, когда компьютеры подешевеют, в распоряжении западных военных будут уже более мощные разработки плюс уже готовые и работающие решения, нам же снова придется догонять.

Есть, правда, надежда на то, что в скором времени все это превратится в несущественные игрушки для военных, а конфликты будут решаться другими (хотя и отнюдь не более мирными) способами и другим оружием. И скорость оперативного планирования станет не важна потому, что боевые действия в нынешнем виде отойдут в прошлое. Но об этом - в следующей теме.



1 (обратно к тексту) - Я сознательно ушел от совсем далеких (хотя и не фантастических) явлений, например, перенесения военных действий в космос. СОИ, возможно, была главной профанацией США за всю холодную войну и, так и не реализовавшись, поставила пока на звездных войнах крест. Лет эдак на пятьдесят.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.