Архивы: по дате | по разделам | по авторам

К формализации демократии

Архив
автор : Максим Отставнов   14.12.1999

Эта статья - о подходах к технологизации и "оцифровке" демократического голосования. Базовым предположением является то, что "цифровая" - более дешевая - демократия может означать "больше демократии за те же деньги". Поскольку речь не только о голосовании на выборах, но и о голосовании на референдумах, это может означать также "больше прямой демократии за ту же цену, что и представительная".


Цели и ценности сами по себе неоднозначные. Но место самой темы еще нужно предварительно обозначить в универсуме "протоколистики" - формальных описаний социальных интеракций.

Мотивация и прагматика

По форме правильно, а по существу - издевательство.
Владимир Ленин


А - Определение формы и содержания политических процессов (на выборах и референдумах) - отнюдь не единственная область применения такой процедуры, как голосование. Среди других - для того, чтобы лучше представлять себе как "родовые", так и "видовые" характеристики именно демократического голосования, - стоит упомянуть и кратко описать следующие.

Корпоративное правление. Мы нарочно используем это корявое словосочетание для перевода термина corporate governance. В отличие от "технократической" дисциплины корпоративного управления (corporate management), "корпоративное правление" - это сумма политэкономических и политических вопросов, связанных с распределением правомочий между владельцами (акционерами, инвесторами) корпорации и ее наемным менеджментом, а также другими заинтересованными сторонами. Право голоса и его реализация - один из важнейших (и в то же время один из самых проблемных на сегодняшний день) элементов структур корпоративного правления.

Правление общественными и недемократичными властными структурами. Общественные организации могут иметь весьма причудливые протоколы принятия решений, причем демократическое голосование - лишь частный и вырожденный их случай. В рамках "демократических" структур власти также могут быть зоны, где решения принимаются "недемократично" (примеры: "пачка" голосов у монарха против одного голоса у "рядового" члена Палаты лордов в Великобритании; несимметричное голосование в коллегиальных органах исполнительной власти и т. п.).

Опросы, направленные на выяснение популярности. В общем случае они могут быть "недемократичными" в том смысле, что проводятся на целевой аудитории или голосам представителей разных категорий опрашиваемых присваивается разный вес [1].

Разумеется, приведенный список далеко не полон, но он дает общее представление о разнообразии ситуаций, в которых, по крайней мере потенциально, применима процедура голосования. Голосование на демократических выборах, референдуме или при принятии решения демократическим способом представляет собой частный случай "голосования вообще", и его специфику мы попытаемся определить ниже.

Б - С другой стороны, собственно голосование - это лишь одна из демократических процедур. "Честное" (соответствующее заявленным условиям и/или общепринятым критериям) голосование народа на выборах и референдумах (или его представителей - на сессиях органов власти) - необходимое, но не достаточное условие для того, чтобы обозначить политический режим как "демократический".

Не менее важны также следующие процедуры.

Выдвижение и регистрация кандидатов. Например, если исполнительная власть может объявить любого потенциального кандидата преступником ("врагом народа"?) и без суда и следствия посадить в застенок, она получит возможность воспроизводиться вечно, сколь бы честными и "правильными" ни были сами голосование и подсчет голосов.

Формулировка выносимых на референдум вопросов. Если задать россиянам на референдуме вопрос: "Хотите ли вы жить с братским народом Северной Кореи в едином и нерушимом союзе, гарантирующем мир, порядок и безопасность?", результаты могут быть иными, нежели при формулировке: "Хотите ли вы возврата к коммунизму и образования единого антикапиталистического фронта с Северной Кореей?".

Ведение заседаний и организация фракционной работы в представительных органах власти...

...И, разумеется, многие другие, при этом самым интересным (а может быть, досадным) является то, что большинство из них однозначно формализовать гораздо труднее, чем относительно простую процедуру "тайного, равного и всеобщего".

В - Итак, мы самым грубым образом очертили границы предмета (см. рис.). Таким образом, даже если бы нам удалось исчерпывающе формализовать протоколы демократического голосования (а сегодня мы не претендуем и на это), это было бы лишь одним шагом на пути к формализации демократии как таковой и лишь одним шагом на пути к раскрытию потенциала голосования как класса протоколов. Зато предмет рассуждения теперь очерчен более или менее определенно.

Протоколы демократического голосования

Пошли мы с милым Ванею
Да на голосованию...

Советская народная частушка


Принятая в большинстве относимых к демократическим стран мира процедура голосования на выборах и референдумах удовлетворяет следующим основным требованиям.

Проголосовать может только имеющий право голоса, и никто не может проголосовать более чем однажды. Это то, что называется "всеобщим и равным" голосованием. Обеспечивается составлением списков избирателей и выдачей бюллетеней непосредственно на избирательном участке под роспись [2].

Никто не может узнать, за кого проголосовал кто-то другой. Это то, что называется "тайным" голосованием. Обеспечивается физической защитой кабины для голосования от постороннего взгляда. Следует заметить, что процедура защищает тайну выбора, но не тайну участия - абсентеисты известны [3].

Никто не может изменить поданный голос, не будучи обнаружен. Это свойство обеспечивается за счет присутствия рядом с урной в течение всего ее "времени жизни" (от опечатывания пустой урны перед началом голосования до подсчета голосов) независимых (от организаторов выборов, в качестве которых обычно выступают органы исполнительной власти) наблюдателей.

Каждый голосующий может убедиться, что его голос учтен при подсчете. Это свойство обеспечивается только косвенно - за счет того же присутствия наблюдателей и независимого аудита итогового подсчета голосов (когда наблюдатели сообщают результаты по независимым каналам в независимый альтернативный центр подсчета голосов).

Не пропущено ли в этом перечислении чего-либо важного? Точка зрения простоватого инженера-рационализатора [4] может очень помочь нам в выяснении ответа на этот вопрос.

Очень вероятно (особенно если он имеет опыт анализа и конструирования систем денежного и ценнобумажного обращения и тем более, если он знаком с протоколами финансовой криптографии), что первым его шагом будет рассмотреть бланк для голосования как предъявительский инструмент, представляющий определенное право - право голоса, - и задаться логичным вопросом: почему функционирование этого инструмента ограничено тремя шагами между членом комиссии, сидящим "на буквах", и кабинкой для голосования? Ведь именно это делает процедуру такой дорогой с точки зрения затрат избирателя (нужно в определенное время оказаться в определенном месте).

Безинструментальную альтернативу (копирующую систему "безналичных" денежных или "бездокументарных" ценнобумажных расчетов) можно отбросить сразу же: она не обеспечивает анонимности (тайны голосования).

Попробуем представить, как могла бы выглядеть строго инструментальная реализация системы голосования без упомянутого выше ограничения на время и место функционирования инструмента. Если для наглядности ограничиться инструментами на вещественных носителях, то организатор выборов мог бы эмитировать "банкноты" (или, для пущего звона, отчеканить "монеты") достоинством в "один голос на выборах Президента России 2000 г." и распределить их строго по одной штуке на каждого имеющего право голоса гражданина. Выдача их могла бы быть размазана по времени и даже в пространстве (если отмечать факт выдачи штампом в удостоверении личности и встречной подписью, как это, например, было проделано с приватизационными чеками).

В день (неделю, месяц) выборов избиратели получили бы анонимный доступ к многосекционным "урнам", в которых каждая секция соответствовала бы зарегистрированному кандидату или варианту голосования "против всех", и просто опускали бы свой предъявительский инструмент в соответствующую своей воле секцию.

Такая система имела бы массу преимуществ перед существующей: политических (например, обеспечивается тайна абсентеизма, поскольку полученный инструмент не обязательно реализовывать), экономических (она дешевле как для организаторов выборов, так и с точки зрения затрат избирателя) и, самое главное, технологических (ее можно "один в один" перенести в цифровую среду - на невещественные носители, - используя технологии эмиссии и обращения так называемой цифровой наличности [5], что, в свою очередь, сулит огромную экономию в Цифровой век). Она инвариантна по отношению к различию между выборами и референдумом.

Однако наряду с преимуществами у нее есть и "недостаток", точнее, имманентное свойство, заключающееся в неминуемом образовании "вторичного рынка" фиксируемых такими инструментами прав. Иначе говоря, голоса становятся торгуемыми (свободно обращаемыми) правами, которые можно продавать и покупать или дарить и принимать в дар.

Именно простота организации и низкие издержки "вторичного" обращения предъявительских инструментов делают их (например, наличные деньги) столь удобными в коммерческой практике. Возможно, обращаемые политические права приветствовались бы при построении платоново-ваннахового "тимократического" государства [6]. Многим (например, нам) было бы интересно узнать, сколько реально стоит (то есть во сколько оценит рынок), допустим, один голос на предстоящих парламентских или президентских выборах в России.

Однако это свойство сущностно противоречит постулату о неотчуждаемости основных гражданских прав и свобод, лежащему в основании современной либерально-демократической доктрины, как бы к нему ни относиться.

Вернемся к традиционной процедуре. Можно ли сказать, что она эффективно предотвращает "вторичное обращение" голосов, и если да, то за счет чего? - Сами по себе попытки скупить голоса ею не предотвращаются, но покупатель при этом лишен возможности убедиться в выполнении своих условий. Иными словами, более формально, мы можем сформулировать дополнительное, потерянное нами при поверхностном анализе свойство традиционной процедуры.

Никто не может доказать другому, что он проголосовал, сделав тот или иной выбор.

Здесь стоит сделать паузу и отметить два важных момента. Во-первых, исторически сложившаяся процедура, оказывается, не так проста и, несмотря на свою "низкотехнологичность", реализует достаточно сложный протокол, учитывающий такие, казалось бы, трудносовместимые требования, как анонимность голосования и необращаемость права голоса.

А во-вторых, мы подошли к возможности достаточно забавного негативного определения самой либеральной демократии как системы, в которой определенные права изъяты из обращения и нет способа установить их эквивалент (цену) в каких-либо обращаемых единицах. Это определение подлежит, разумеется, дальнейшей критике, которая образует отдельный предмет, выходящий за рамки этого рассуждения.

Политическая криптография?

Исторически многие приемы, применимые для организации расчетов, могут также использоваться и в протоколах голосования.
Брюс Шнайер


Недавно по заказу одного специализированного издания мы вычертили эскизную планкарту филиации идей в гражданской криптографии, начиная от примитивов шифрования и цифровой подписи и кончая такими "эзотерическими" протоколами, как "цифровая наличность", "тайные многосторонние вычисления" и "цифровое голосование".

Целью было показать закономерность выделения такой относительно обособленной области исследований и разработок, как финансовая криптография, занятая протоколами эмиссии, обращения и реализации обращаемых прав.

Довольно неожиданно сама логика "картографирования" предметной области показала, что значительная часть развитых протоколов допускает (или специально ориентирована на) оперирование с необращаемыми (неотчуждаемыми) правами.

"Политическая криптография"? Возможно, такой флаг выбрасывать и рано, но если соответствующая зона будет очерчена и маркирована, окажется, что у нее весьма богатая предыстория.

Задача поддержки демократических выборов давно служит упражнением для разработчиков криптопротоколов, и существует целый набор путей совмещения перечисленных в предыдущей главе требований. Коротко отметим эти пути.

Голосование с подписью "вслепую" [7]. Так же, как "подпись вслепую" позволяет осуществить снятие со счета анонимных "купюр" при обращении "цифровой наличности", она может быть использована для "эмиссии" анонимного бюллетеня при сохранении идентификации личности избирателя для предотвращения получения им более одного бюллетеня [8].

Голосование с несколькими центральными органами. Здесь используется классический прием разделения полномочий; например, вводится Центральный регистратор (выдающий бюллетени) и Центральная счетная комиссия (подсчитывающая голоса), ни у одной из которых не будет достаточно полномочий, чтобы смошенничать по своему усмотрению.

Голосование с анонимным распределением ключей. Криптографический прием "анонимного распределения ключей" является альтернативой приему "подписи вслепую", также позволяющему раздать анонимные бюллетени для голосования [9].

Может показаться удивительным, но существует надежный протокол цифрового голосования без центрального органа вообще, в котором избиратели сами могут убедиться во взаимной честности. Несколько его модификаций разработаны Майклом Мерриттом в восьмидесятых годах [10], и существенных достижений в этой области с тех пор, насколько мы знаем, не было. К сожалению, все они требуют такого количества ресурсов (вычислительной мощности и пропускной способности), что при участии более чем единиц избирателей их практичность вызывает большие сомнения.

У нас не вызывает сомнения принципиальная реализуемость той или иной схемы голосования, не менее надежной, чем существующая, с технологической (точнее, "математической") точки зрения и на порядки более дешевой. Однако более скептически мы склонны относиться к перспективе [11] внедрения такой системы в обозримом будущем (скажем, в пределах семи-десяти лет) в широкую политическую практику.

Основания для скепсиса - не технологические, а социальные. Чтобы быть доступной для масс, при нынешнем уровне грамотности даже в развитых странах, такая система должна быть реализована по типу "встроенной" - смарт-карточной или подобной ей. Однако кому мы доверим разработку реализацию и аудит такой технологии?

Даже такая частичная автоматизация процедуры выборов, как внедрение ГАС "Выборы" вызывает массовые подозрения касательно возможности использования ее для фальсификации результатов голосования, хотя обычная процедура присутствия наблюдателей и хотя бы частичного независимого пересчета голосов, казалось бы, пресекает такую возможность в корне. Недоверие публики здесь, быть может, направлено на ложный объект, но изначальный вектор этого скепсиса верен: нельзя слепо доверять технологиям, контролируемым одной из ветвей власти [12].

Мы убеждены, что общественное доверие к политически значимым технологиям (начиная от инфраструктуры цифровой подписи и денежного обращения и кончая такой "эзотерикой", как "цифровые выборы") может строиться только на основе открытости стандартов и спецификаций и возможности независимой экспертизы реализаций технологий на любом этапе. Однако и в этом случае от мнения специалистов до общественного признания пройдет значительное время, а возможно, даже потребуется смена поколений.



1 (обратно к тексту) - Например, нашим рекламодателям при принятии решения о размещении рекламы мало что скажет общее количество читателей, однако они весьма заинтересуются количеством читателей, относящихся к той или иной категории. Поставщик систем документооборота задастся вопросом о количестве среди них лиц, принимающих решение или влияющих на принятие решения о корпоративных покупках; для торговца джойстиками ключевым будет число домашних пользователей и заядлых игроков, а для крупной компании со стратегическими интересами в России, возможно, - процент студентов и школьников.

2 (обратно к тексту) - Здесь и далее описание дается на примере современной российской практики.

3 (обратно к тексту) - В практике советских безальтернативных "выборов" абсентеизм считался политическим проступком - если не преступлением, - и регулярно уклоняющийся от реализации своего "конституционного права" подданный мог за это жестоко поплатиться.

4 (обратно к тексту) - Далее мы упрощенно и сглажено воспроизводим наш собственный подход к задаче в тот момент, когда мы впервые с ней столкнулись.

5 (обратно к тексту) - См. подробно темы номера "Киберденьги" ("КТ" #215), "Киберденьги-2" и "Киберденьги-3" ("КТ" ##311, 312).

6 (обратно к тексту) - Мы, включившись в подготовку темы не сразу, имели приятную привилегию ознакомиться с текстами других авторов и завидную возможность сформировать отношение к их тезисам.

7 (обратно к тексту) - О технологии "подписи вслепую" (blind signature) см. упомянутые темы о "Киберденьгах".

8 (обратно к тексту) - K. Ohta, An Electrical Voting Scheme Using a Single Administrator // IEICE Spring National Convention, A-294, 1988, v. 1; K. Sako, Electronic Voting Schemes Allowing Open Objection to the Tally // Transactions of the IEICE, v. E77-A, n. 1, 1994.

9 (обратно к тексту) - А. Саломаа. Криптография с открытым ключом. - М.: "Мир": 1996. H. Nurmi, A. Salomaa, and L. Santean, Secret Ballot Elections in Computer Networks // Computers & Security, v. 10, 1991.

10 (обратно к тексту) - R. DeMillo, N. Lynch, and M. Merritt, Cryptographic Protocols // Proceedings of the 14th Annual Symposium on the Theory of Computing, 1982; M. Merritt, Cryptographic Protocols, Ph.D. dissertation, Georgia Institute of Technology, GIT-ICS-83/6, Feb 1983; R. DeMillo and M. Merritt, Protocols for Data Security // Computer, v. 16, n. 2, Feb 1983.

11 (обратно к тексту) - Ответ на закономерный вопрос о том, как функционирует режим "тайного голосования" в электронных системах, украшающих интерьеры многих парламентов мира, прост: тайна голоса в них декларирована, но технологически не реализована.

12 (обратно к тексту) - ГАС "Выборы" разработана и реализована под эгидой Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ), подчиненного президенту.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.