Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Виртуальная республика Гондур

Архив
автор : Михаил Ваннах   14.12.1999

Все мы, нравится нам это или нет, живем в обществе. Все мы, нравится нам это или нет, зависим от того, как это общество управляется. И полагаю, что всем нам интересно: как наступающий - или, можно сказать, уже наступивший - век цифровых технологий повлияет на качество управления обществом, какие он породит политические структуры и как он отразится на изрядно надоевшей за последние недели проблеме выборов. Про магнитные, или чиповые, карточки для голосования депутатов различных представительных органов власти знают все. Видели их многократно на телеэкранах, слышали о скандалах с их передачей коллегам... Ну а что произойдет, когда цифровые технологии, позволяющие мгновенно узнавать результаты голосования, спустятся вниз, дойдут до каждого избирателя? Как это повлияет на жизнь общества?


Истина путем выборов?

"Поскольку, как мы видим, всякое государство представляет собой своего рода общение, всякое же общение организуется ради какого-либо блага (ведь всякая деятельность имеет в виду предполагаемое благо), то, очевидно, все общения стремятся к тому или иному благу, причем больше других и к высшему из всех благ стремится то общение, которое является наиболее важным из всех и обнимает собой все остальные общения. Это общение и называется государством или общением политическим".

Аристотель.
Политика. Книга первая. I. 1.


Итак, мы видим, что с древнейших времен существует мнение о том, что государство должно стремиться к высшему из всех благ. И не просто стремиться, но больше других...

Конечно, после коммунистических и фашистских диктатур двадцатого века, после Ленина и Сталина, Гитлера и Муссолини, Пол Пота и Кастро в это поверить трудно. Какое уж там стремление государства к благу... Но, может быть, все дело в том, что упомянутые мною режимы были какими угодно, но только не демократическими? Их руководители не избирались на определенный срок путем всеобщего, равного и тайного голосования... Стоп, стоп... Как это не избирались?

Гитлер пришел к власти вполне демократическим путем! Именно в результате выборов, и, заметим, выборов вполне соответствующих конституции Веймарской республики... Правда, потом с выборами было покончено, но это уже потом! (Сейчас, кстати, имеют место попытки некоторых историков отрицать связь прихода национал-социалистов к власти и демократических процедур. По мнению, например, Л. Черной, высказываемому в многочисленных статьях в периодической печати, политическая победа коричневорубашечников была результатом заговора крупного капитала и прямого насилия.

Бесспорно, то и другое имело место - без этого ведь не обходятся ни одни выборы. Проломили же как-то голову одному моему прихожанину, баллотировавшемуся на пост мэра... Но первичными для установления в Германии гитлеровского режима следует все-таки считать профашистские настроения масс, выявленные путем демократической процедуры голосования!)

А Сталин - ну как же, как же... Большой был поборник демократии! Вот, лежит передо мной пожелтевшая книжечка 1952 года издания - "Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических республик". Очень, знаете ли, демократическая книжечка. Четко расписана процедура выборов, явно определена компетенция органов власти... Только вот историки никак не могут сойтись на цифрах - сколько же десятков миллионов человек сгинуло в лимбах раскулачивания, коллективизации, ГУЛАГа...

Поставим мысленный эксперимент. Пусть некая государственная автоматизированная система голосования появилась на несколько десятилетий раньше, в Германии 1932 года или СССР года 1948-го. Пусть эта система имеет близкую к нулю стоимость выборной или опросной транзакции, то есть дает возможность моментально и с ничтожными издержками узнать, какого кандидата предпочитают избиратели и какого мнения они придерживаются по тому или иному вопросу.

Ну? И какие результаты мы получим? Изменится ли что-то в результатах электоральных процессов в этих странах?

Подозреваю, что не изменится ровным счетом ничего. Престарелый президент Гинденбург будет так же, подчиняясь воле большинства, с некоторым чувством брезгливости поручать Гитлеру формирование правительства. А в СССР нерушимый блок коммунистов и беспартийных будет по-прежнему получать свои 99,9 процента голосов избирателей... И референдумы... Просили же в сороковые годы славные советские профсоюзы опять ввести отмененную было смертную казнь для диверсантов, парашютистов, шпионов и прочих врагов народа... И в куда более поздние времена трудящиеся СССР одобряли на собраниях ничем не спровоцированные интервенции против Венгрии, Чехословакии, Афганистана... А какая, думаете, судьба ждала бы Бориса Пастернака, если бы его участь решалась не кремлевскими бонзами, вынужденными считаться с общественным мнением Запада, а обитателями бараков и рабочих, да и студенческих общаг, "...конечно, не читавшими .Доктора Живаго""?

Боюсь, что в этом случае другой поэт не написал бы про Бориса Леонидовича

До чего ж мы гордимся, сволочи,
Что он умер в своей постели.

Александр Галич.
Памяти Б. Л. Пастернака.

Участь великого поэта была бы куда хуже...

И точно так же нет никаких сомнений в том, что в году 1938-м в Третьем рейхе антисемитские Нюрнбергские законы были бы безусловно утверждены всенародным плебисцитом. Наивно ждать чего-то иного от страны, где миллионными тиражами издавалась и читалась литература типа "Мифа двадцатого века" Розенберга!

Обратите внимание: я не говорю о подтасовках в процессе голосования, о пресловутом сталинском "Важно не как голосовать будут, а кто считать станет"... Для таких подтасовок, предполагавшихся еще в идеальном государстве Платона для корректирования просвещенными "стражами" заведомо ошибочного мнения "охраняемого народа", компьютерные технологии голосования, реализованные в тоталитарном государстве, предоставляют неисчислимые возможности. Но зачем... В СССР ведь не фальсифицировались избирательные бюллетени "за". Нет. Граждане бросали их в урны для голосования добровольно. И за Гитлера голосовали искренне... Нет, пока граждане тоталитарного государства остаются такими, как есть, никакие компьютерные системы голосования не породят изменения к лучшему.

Но граждане государств демократических - может быть, для них процедура подачи голосов является некоей волшебной палочкой, позволяющей решать все проблемы наилучшим образом. Как орали лет десять назад полусумасшедшие диссиденты на всевозможных митингах: "Народ всегда прав! Власть может ошибаться, а народ нет!"

Так, может быть, достаточно увеличить степень коллегиальности принятия решений, опрашивать по каждому вопросу буквально всех жителей страны и суммировать их мнение. Получим великолепное, самое компетентное управление!

На первый взгляд логично. Советским Союзом тогда самовластно и безотчетно управляли люди, знавшие толк лишь в чиновничьих интригах. Понятно, что они принимали немало чудовищно безграмотных решений. Так что казалось: избери в органы власти "профессионалов", устраивай по каждому вопросу "плебисцит", - и самые лучшие управленческие решения будут тут как тут! Ну да... Ждите...

Ничего подобного не произошло, да и произойти не могло. И дело тут не в происках коммунистических заговорщиков, не в недостаточной энергии реформаторов общества. Дело в принципе.

Казалось бы, звучит правдоподобно. В наш век узкой специализации человек не может знать всего, но общество-то знает все... Именно это мнение положено в основу коллегиальности. Но еще Станислав Лем в классической (во всяком случае, для авторов "Компьютерры") Summa Technologiae показал, что очень трудно представить такую большую истину, которой обладает человечество "в целом", но которая слишком велика для того, чтобы поместиться в мозгу отдельного индивидуума...

Так что истиной, лежащей на границе познания, будет обладать один мудрец или немногие мудрецы. А большинство людей будут, скорее всего, думать совсем по-другому. И какое же мнение возобладает в результате голосования - Сократа или его противников-сапожников? Кому в итоге придется хлебнуть прохладительной цикуты?

Вот-вот!

Демократия против свободы

Есть классическая книга о формировании американской политической системы: R. Hofstadter. American Political Tradition. N.Y., 1948. Не знаю, переведена ли она на русский... Самое сильное впечатление, которое остается от этой работы, - восхищение той виртуозностью, с которой отцы-основатели США сконструировали механизмы, защищающие свободу от посягательств на нее большинства. Часто об этом забывают, но современная демократия западного типа не столько есть процесс подачи голосов на выборах, сколько процесс защиты меньшинств. И в этом деле цифровые технологии могут буквально революционизировать ситуацию. Сверхнизкая стоимость и сверхвысокая скорость коммуникации дают возможность ущемляемым меньшинствам проинформировать о своих проблемах буквально весь мир, а на самом деле - те организации, которые занимаются правозащитой. И вмешательство здесь очень часто бывает довольно эффективным. Правда, когда речь идет об ущемлении прав человека державами, обладающими ядерным оружием, возможности для такого вмешательства становятся крайне узкими... А развитие цифровых коммуникаций компенсируется, увы, расползанием по планете ядерных технологий... Таким образом, из того, что цифровые технологии могут революционизировать защиту меньшинств в современном мире, совершенно не следует, что они сделают это...

Правда, цензуру в современном мире ввести все труднее и труднее. На DVD можно хранить целую библиотеку, Интернет услужливо предоставляет любую информацию, вплоть до самой экстремистской. Но вот память подсказывает, что в Третьем рейхе, до последних его дней, не было запрета на прослушивание передач BBC, к примеру... А с идеологической обработкой населения до последних часов войны все было в порядке - лупили же старики и пацаны из фольксштурма фауст-патронами по "тридцатьчетверкам" и "шерманам"... Обольщаться, похоже, и здесь не стоит...

Ну а все же... Компьютерные технологии - как они могут повлиять на выборы?

Кибервзлом и кибервыборы

Вот, кстати, свеженький, ноября 1999 года, пример того, как в информационной войне, сопровождающей процесс "демократических выборов", используются компьютерные технологии.

В областном центре одной не очень далекой от Москвы губернии за один и то же электорат, частично "красный", социально обиженный, а частично "патриотический", с чувством национальной неполноценности, боролись два генерала. Начальники штабов избирательных кампаний обоих военачальников были озабочены тем, как перетянуть голоса на свою сторону. Один штаб воспользовался приемом традиционным: заказал самому популярному городскому еженедельнику специальный выпуск, прославляющий первого генерала. Способ, конечно, тривиальный, но достаточно корректный: говорили же в советское время на профсоюзных собраниях, что если сам себя не похвалишь, то сидишь как оплеванный... Так что первый генерал, не желая сидеть, то бишь вести избирательную кампанию как оплеванный, сильно похвалил себя в газете: смотрите, мол, какая я хорошая, какая я красивая!

Ну а другой штаб воспользовался элементарным приемом дзюдо: дай противнику сделать движение и обрати против него самого. В данном случае это выглядело следующим образом. В редакции газеты, хвалившей первого генерала, была довольно примитивная одноуровневая сеть на базе Windows 95. Другой там быть просто не могло: старые компьютеры, да и системному администратору платили такие жалкие гроши, что удивляешься, как он не умер с голоду, а то, что он ухитрялся еще поддерживать сеть в работоспособном состоянии, проходит вообще по ведомству подвигов Геркулеса... К тому же из этой сети, сконфигурированной поставщиком довольно похабно, постоянно шел обмен информацией с типографией и работа журналистов с Интернетом. Этим и воспользовались квалифицированные и хорошо оплачиваемые программисты второго генерала. Сеть была взломана - похоже, дистанционно, - и в интервью с первым генералом, вместо слов "люблю читать патриотическую литературу" появилась любовь к литературе... Угадали какой? Правильно, "порнографической"! Посмеялись? Я тоже - не те ведь сейчас времена, чтобы редактору после опечатки отправляться на Колыму! (Интересующихся историей отсылаю к роману Владимира Войновича про солдата Чонкина, где переживания такого редактора описаны просто великолепно...) Но редактору было не до смеха - он поседел за одну ночь! И не до смеха было штабу первого генерала: двести тысяч экземпляров газеты, поведавшей о его своеобразных пристрастиях, уже были распространены по региону... И все это за деньги самого "кандидата в депутаты"! А бесплатные газеты читаются ведь, прежде всего, беднейшими слоями населения - теми, кто составлял электоральную базу двух генералов. А эти наивные люди имеют глупейшую привычку воспринимать всерьез то, что пишется в печатных изданиях. И перед телевизором они любят просиживать за полночь, чтобы иметь наутро повод посудачить с подругами и друзьями о том, "какую гадость показывают по ящику..." Как это сказалось на выборной кампании первого генерала, представить нетрудно. Переживания редактора, на мой взгляд, были совершенно неоправданны. Уберечься от искажения информации, хранимой в электронном виде, конечно, можно, но проблемы такой защиты находятся далеко за пределами компетенции журналиста, а ее стоимость куда больше бюджета редакции провинциальной газеты...

А как с моральной стороной вопроса? Штаб второго генерала поступил аморально? Ну-ууу...

 
Помните, какой неподдельный энтузиазм вызывали первые свободные выборы, на которых можно было выбрать между крупным хозяйственником и членом ЦК? Казалось, вот-вот, еще чуть-чуть...Но за первыми последовали вторые, затем третьи выборы. Мы начали избирать не только депутатов, но и президентов. В 1993-м (кажется, тогда были первые выборы в Думу, взамен бывшего Верховного совета) я нарисовал картинку, которая была напечатана в "Комсомольской правде". Через полгода, уже в 94-м году, была напечатана еще одна картинка на тему народа и власти. Прошло шесть лет. А мне кажется, что на рисунках не просохла тушь, только бумага немного пожелтела. Очередные выборы: "Голосуйте за блок Редькина!". "Партия Хренова выведет кого и куда надо!".

Неделю назад мой сын Артем (которому, как и "КТ", 21 декабря исполнилось 7 лет), увидев первую картинку, спросил: "А что здесь смешного?"... Он еще не избиратель и думает, что карикатура всегда должна быть смешной.

Мне очень хочется, чтобы, когда он впервые придет на избирательный участок (если, конечно, к тому времени наше родное государство не объявит своим жителям по гражданским долгам очередной дефолт), он не увидел там на стене знакомых фамилий среди кандидатов.

Алексей Бондарев


По-моему, из изложенного в предыдущих разделах понятно, что в политической борьбе, являющейся, поясняю, игрой с нулевой суммой, понятие морали присутствовать не может. Это ведь не поиск истины. Это форма конфликта. Есть проигравшие и есть победители. Есть эффективные технологии и есть технологии неэффективные. Изложенная выше - одна из самых эффективных. Всего лишь изменено несколько байт информации - и каков результат! Нет, конечно, все не так просто и дешево, как может показаться на первый взгляд. Специалисту по взлому сетей надо платить. И надо платить тому специалисту по избирательным технологиям, который, наскоро пролистав скачанные тексты готовящейся к выпуску газеты и соотнеся их с тем электоратом, за которым охотились генералы, определил, какое слово и на какое надо менять. Но тут ничего не поделаешь. За знания надо платить. Есть анекдот, что основатель General Electric Элиу Томпсон был приглашен для консультации на электростанцию, чтобы осмотреть греющийся генератор. Томпсон решил проблему, перекоммутировав куском кабеля обмотки статора и выставил счет на пять тысяч долларов. Его вежливо попросили детализировать счет. Он написал: "За то, что перекоммутировал обмотки, - $5. За то, что знаю, как перекоммутировать обмотки, - $4995". Так что же - в этой истории совсем нет морали? Ну что вы...

Мораль проста: надо внимательно читать то, что пишется в новостях "Компьютерры" о дырах в операционных системах. Не надо жалеть денег и сил на установку брандмауэров. Не стоит пренебрегать и тем, что Максим Отставнов пишет про цифровую криптографию. Ну а политикам и тем "кондотьерам от избирательной урны", кто планирует и осуществляет избирательные кампании, следует не лениться проверить, как в их избирательных штабах, а также и у привлеченных соисполнителей вроде редакций, рекламных и пиаровских контор, издательств, типографий и просто частных консультантов, обстоит дело с защитой информации. Ну и, конечно, не только не лениться, но и закладывать в бюджеты избирательных кампаний некоторые суммы на эту цель. Еще, зная обычаи и нравы избирательных штабов, посоветую внимательно проверять, чтобы эти деньги попали к поставщикам оборудования и специалистам, а не были элементарно украдены. Последнее, впрочем, представляется мне самым вероятным исходом. Что делать, хоть и будучи профессионально и мировоззренчески идеалистом, я принадлежу к школе реалистов. И не только потому, что считаю идеи реальными...

Тимократия, или "Удивительная Республика Гондур"

Ну так что же, новейшие информационные технологии никак не смогут повлиять на жизнь общества? Что, и в цифровой век мы обречены зависеть от мнения беспринципных и жадных политиканов, угождающих темной, ленивой, агрессивной и тоже жадной толпе? Неужели все так беспросветно? Нет, на самом деле цифровые технологии предоставляют сегодня уникальную возможность изменить буквально все социальные структуры. Для этого нужно лишь отвлечься от некоторых предрассудков, закрепленных во всех практически действующих сегодня конституциях. Давайте посмотрим, чем должно быть государство чисто практически, без аристотелевых рассуждений о больших или меньших стремлениях к высшим или низшим благам?

На мой взгляд, разумно рассматривать государство как корпорацию, созданную индивидуумами для удовлетворения таких своих потребностей, которые не могут быть удовлетворены каждым в отдельности. Ну, к примеру, живет на соседнем южном острове племя, которое обожает нападать на наши берега и брать наших жителей в рабство. Вся экономика вражеского острова построена на работорговле... Что нужно делать в таком случае? Можно, конечно, не приближаться к побережью и спать в обнимку с ружьем.

Можно также застраховать себя от угона в рабство. Украли тебя, а страховая компания взяла и выкупила...

Но страховые платежи могут оказаться слишком большие. И спать все же лучше в обнимку не с ружьем, а с кем-то еще, в зависимости от пола и сексуальной ориентации. И у моря иной раз прогуляться не грех... Поэтому лучше выжечь заразу в ее логове. Можно, конечно, самостоятельно совершать карательные экспедиции на прогулочных яхтах и торговых судах. Только, боюсь, кончится такая самодеятельность так, как кончилась у Кеннеди с Даллесом в заливе Кочинос... Это неизбежно приведет к неоправданным потерям жизней и денежных средств. Так что проще и дешевле построить ударную эскадру с атомным авианосцем, нанять матросов, пилотов и морпехов, обучить их... И в один прекрасный день южный сосед просыпается от взрывов крылатых ракет, громящих его локаторы и зенитные батареи, от глухих взрывов бетонобойных бомб, превращающих в руины бункеры и взлетные полосы, от уханья вакуумных зарядов, обращающих в прах целые кварталы... И в подвале, куда враг прячется от морпехов, которые должны приволочь его в зал международного трибунала, его тело и душу приятно согреет пламя ранцевого огнемета... Но вот кто должен решать, куда идти нашей славной эскадре и кого вязать нашим лихим морпехам? Любителей ли работорговли, или сторонников этнических чисток?

Сразу скажу, что моральные критерии здесь неприменимы. Все они, по своей сути, основываются на трансцендентных понятиях и не могут быть корректно доказаны в терминах позитивных наук. Следовательно, все рассуждения о том, что такие решения должны приниматься правосудием, гласом народа и т. п., суть жвачка для убогих разумом. Есть только один адекватный принцип. Музыку заказывает кто? Правильно, тот, кто платит. А кто должен управлять корпорацией по имени "государство"? Правильно, опять тот, кто платит. Причем независимо от того, что эта корпорация не всегда производит дороги и аэродромы, но иногда и авианалеты, артобстрелы и танковые атаки. Сущность ведь от этого не меняется. Если для совершения какого-либо действия необходимы материальные ресурсы, то управлять им имеет право тот, кто эти ресурсы предоставил...

На обобщенном уровне пока все по-старому. Народ платит налоги, народ заказывает авианосцы, народ через своих демократически выбранных представителей заказывает политику... Что дают нам цифровые технологии? А вот что...

В истории человечества на значительном ее протяжении избирательное право увязывалось с вкладом в общее дело, выражавшимся чаще всего в виде имущественного ценза. В "гомеровской", героической Элладе политически полноправными были вожди-базилевсы, сражавшиеся на колесницах в окружении возничих и слуг. Позже, на заре классической эпохи, всей полнотой прав пользовались землевладельцы-всадники. Еще позже к ним добавились те, кто мог приобрести себе вооружение тяжелого пехотинца-гоплита. Возрастала, например в Афинах, роль тогдашних ВМФ - политические права получал и "демос", свободный, но не проходящий по имущественным критериям в тяжелую пехоту класс. (Кстати, вопреки распространенному предрассудку народ в целом не назывался в древнегреческом языке "demos", его имя было "laos", "демос" же - это толпа, чернь...)

То же самое было и в Древнем Риме. Полноправные всадники, менее равные пехотинцы, - различия в их политических правах проявлялись в порядке голосования в комициях. И в демократиях нового и новейшего времени довольно долго, вплоть до пятидесятых годов двадцатого века, существовали жесткие имущественные ограничения для избирателей... А теперь исчезающе низкая стоимость транзакций дает возможность человеку получить столько избирательных прав, сколько он внес ресурсов на общее дело, на Res Publica! Что дает нам такая возможность? А вот что!

Тысячи лет известно, что в случае всеобщего избирательного права проявляется тенденция к тому, что малосостоятельные, малообразованные, но, как правило, крайне многочисленные члены общества начинают перетягивать одеяло на себя, то есть, получив управление общественными ресурсами, выделенными, к примеру, на строительство канала, они думают не о том, как построить для общего блага это ирригационное сооружение, плоды от которого пожнут следующие поколения граждан, а о том, как набить свой голодный и очень эластичный желудок. И сделать это именно сегодня, когда очень хочется кушать!

"Не пристрастен тот, кто богат, ибо он владыка вещей, не имеющий нужды", - так, в переводе Б. А. Тураева, гласит древнеегипетский папирус. А у голодного человека какая уж беспристрастность при дележке общественных закромов! Правда, закрома эти быстро кончаются. Отсюда соблазн: пополнить их за счет имущества более оборотистых сограждан, повысив тем самым свое благосостояние. (Так что имейте в виду: когда речь идет о том, что вы должны поступиться чем-то своим ради народного блага, на самом деле вам предстоит отдать что-то кому-то, по принципу - отдай жену дяде...)

Мы сегодня, при решении всех вопросов общественного устройства, любим смотреть на Америку. Так вот что по этому поводу в октябре 1875 года писал в журнале "Atlantic Monthly" анонимный автор статьи "The Curious Republic of Gondour":

"Я узнал, что сначала нация испробовала всеобщее избирательное право в простом и чистом виде, но затем отвергла его, поскольку результаты оказались неудовлетворительными. По-видимому, при нем вся власть попала в руки необразованных и не платящих налоги классов; и, неизбежно, ответственные посты были заняты представителями этих классов".

Анонимный автор, правда, видел выход из этой ситуации не во введении правления фараонов. Нет, он наоборот предлагал расширить избирательное право, добавив к голосам людей еще и голоса образования и имущества. Система сдержек и противовесов здесь обеспечивалась тем, что образованные люди будут, по мнению автора, удерживать богатых от жестокостей по отношению к социальным низам.

При всей своей фантастичности Удивительная Республика Гондур, хоть она и расположена на континенте Утопии, имеет массу прототипов. Такой строй, когда политические права уравновешены обязанностями, у древних назывался тимократией. Но для девятнадцатого века это было слишком смело. Не зря же авторство статьи было признано лишь в 1919 году, после смерти автора, которым оказался Марк Твен.

Так вот, цифровые технологии дают возможность организовать в реальности виртуальную республику Гондур. Каждый ее гражданин будет вносить какие-то платежи на общее дело - либо в виде добровольных пожертвований, либо как фиксированный процент от своих финансовых сетевых транзакций, и иметь ровно столько политических прав, сколько он "купил". Хочешь еще - покупай еще! И принимай решения. И неси за них ответственность. Напорется наша условная эскадра на мощную оборону, пойдет ко дну - плакали твои денежки... Но зато в случае успеха можно, к примеру, поучаствовать в дележке трофеев!

То есть то, что было невозможно реализовать в течение тысячелетий, учет точного вклада каждого гражданина в общее дело, в Res Publica, и пропорциональное распределение избирательных прав, становится реальностью в цифровом веке. И, может быть, то, что казалось слишком ужасной ересью даже бывшему не из трусливых золотоискателю, лоцману и солдату мистеру Клеменсу, может оказаться обыденной реальностью века двадцать первого...



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.