Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Узелок завяжется, узелок развяжется

Архив
автор : Сергей Леонов   09.05.2000

Нет никаких сомнений, что российский Интернет - вполне сформировавшаяся часть мировой Сети. Однако для рядового пользователя сегодняшнее понимание структуры Интернета в России ограничивается телефонным или выделенным каналом до местного провайдера или, в лучшем случае, трассировкой прохождения пакетов. Между тем и сама структура российской части Сети, и связанные с ней особенности развития российских коммуникаций и сетевого бизнеса - это отдельная и весьма интересная тема. Попробуем взглянуть на нее повнимательнее.


Общеизвестно, что топология российского Интернета определяется в первую очередь инфраструктурой коммуникаций. Российские операторы, имеющие собственную структуру транспортных сетей (проводных, оптоволоконных, радиорелейных), играют здесь определяющую роль, и первым в этом ряду стоит, несомненно, "Ростелеком", владелец практически единственной реально работающей инфраструктуры.

Собственно, каналы связи есть и у "Газтелекома", и у "Транстелекома", и у РАО ЕЭС, но они в основном используются как служебные, то есть их мощности пока не поступают в открытую продажу. Есть еще спутниковые каналы, но сегодня Интернет все же больше тяготеет к каналам наземным. Всевозможные спутниковые системы асимметричного доступа не играют пока значительной роли, так как внедряются не слишком интенсивно, тем более что они все равно требуют дополнения наземными каналами.

Территориально российский Интернет преимущественно сосредоточен в Москве и Петербурге, как по объему трафика, так и по доходам провайдеров. Остальные регионы сегодня в предчувствии резкого скачка в развитии: провайдеры готовы двинуться на восток. Связано это прежде всего с нарастающей активностью операторов связи, готовых предоставлять свои транспортные каналы под Интернет-трафик.

В то же время, говоря о каналах, которые могли бы быть выставлены на продажу, не нужно забывать, что ситуация во многом определяется не только технической стороной - наличием линий и оборудования. Операторы, продающие свои канальные мощности, должны иметь еще и систему обслуживания, нацеленную не на внутреннее использование, а на потребителя, а ее создание требует времени. Задержка с развитием Интернета в регионах во многом и определяется тем, что российские транспортные сети строились как служебные и ведомственные, а продажа части их мощности всегда считалась побочным доходом. Составить конкуренцию "Ростелекому" в этом плане может сегодня, пожалуй, только "Транстелеком", который уже формирует систему продаж, а кое-где и реально использует свои мощности для передачи Интернет-трафика, как, например, на участке Самара - Саратов.

В Москве и Петербурге ситуация иная. Структура коммуникаций этих городов интегрирована в общероссийскую, но здесь имеет место гораздо большая конкуренция, обуславливающая и гораздо более низкие цены. Целый ряд конкурентоспособных транспортных операторов обладают собственной кабельной инфраструктурой: в Москве, например, это "Комкор", МГТС, "Макомнет" и др., в Петербурге - "Метроком", "Ленэнерго", ПТС и др. Интернет-провайдеры строят сети либо на собственной инфраструктуре, либо на базе инфраструктуры, арендуемой у оператора. В некоторых случаях транспортный оператор сам является провайдером, в некоторых нет.

При такой ситуации встает вопрос об обмене местным трафиком между провайдерами, так как использование для обмена американских узлов Сети при наличии большого количества местных ресурсов невыгодно никому из провайдеров. В Москве до сих пор самым развитым является небезызвестный узел "М9", который возник естественным образом, так как именно в этом месте московские провайдеры начинали устанавливать свое оборудование. По советской традиции Москва была центром российской связи, а "М9" представлял собой не что иное, как центр международной и междугородной связи в столице, куда сходилось большинство каналов связи, где было налажено достаточно квалифицированное обслуживание и обеспечивалась определенная безопасность. Таким образом, точка "М9" была типичным объектом связи, и у провайдеров практически не было альтернативы, исходя из существовавшей топологии российских коммуникационных каналов. Географически узел "М9" расположен по соседству с Институтом космических исследований (ИКИ) на Профсоюзной улице; естественным образом оператором этой системы стал РосНИИРОС ввиду своей нейтральности, а также постольку, поскольку создавался для выполнения задач, общих для сообщества сервис-провайдеров.


Карта Северной московской опорной сети.
1. РНЦ "Курчатовский институт", пл. Курчатова, 1.
2. Всероссийский институт научной и технической информации, ул. Усиевича, 20а.
3. МГТУ им. Баумана, 2-я Бауманская, 5.
4. Институт проблем передачи информации, Большой Каретный пер., 19.
5. Центральный телеграф, Тверская, 7.
6. ГП "Космическая связь", Шаболовка, 37.
7. НТЦ "Заря", Миусская пл., 3.
8. ММТС-10, Сущевский вал, 26.
9. ОАО "Институт автоматизированных систем", Брюсов пер., 2а.
10. ОАО "Российская телекоммуникационная сеть", Маросейка, 2/15.


В отличие от других отраслей, Интернет в России не строился с отставанием от общемирового уровня на десятилетие - российские операторы имели возможность оценивать успешность или безуспешность применения различных решений за рубежом и сразу ориентироваться на наиболее жизнеспособные варианты. При решении задачи обмена местным трафиком с учетом американского опыта была выбрана распределенная структура обмена. Для Москвы предполагалось создать специальную волоконно-оптическую сеть между Курчатовским институтом и ИКИ, на который должно было попасть большинство действовавших на тот момент сетевых узлов в городе, включая академические. Именно этот отрезок и должен был стать областью обмена трафиком, к которой в любом месте могли бы подключаться все остальные немногочисленные в то время провайдеры.

Строительство отрезка началось от ИКИ, дошло до здания Президиума АН СССР на Ленинском проспекте, после чего остановилось из-за финансовых проблем. Дальнейшее развитие оказалось невозможным без внешних инвестиций, которые, как известно, вместе с плюсами имеют и минусы: дающая деньги сторона получает возможность диктовать свои условия. На тот момент в качестве инвестора выступил фонд Джорджа Сороса, в результате вмешательства которого идея с распределенной областью обмена в Москве была отвергнута. Часть построенной кабельной структуры была продана, и, хотя северную половину отрезка все-таки достроили, разные части оказались под разным управлением и принадлежали разным хозяевам. Таким образом, единая система не сформировалась, а основной точкой обмена трафиком так и осталась вышеупомянутая "М9".

Однако развитие, как всегда, идет по спирали. Если к моменту создания "М9" ситуация еще не созрела для распределенной структуры, то сегодня она близка к этому. Дело в том, что приходящие в Россию мощные зарубежные операторы связи (такие как, например, Cables&Wireless) принципиально не желают устанавливать оборудование на узлах, связанных с МГТС и "Ростелекомом", по той простой причине, что являются конкурентами отечественным операторам, а физических каналов связи сейчас в Москве более чем достаточно. С другой стороны, клиенты, размещающие в Интернете свои ресурсы, наоборот, склоняются к мнению, что не обязательно прокладывать к себе высокоскоростной канал и куда проще разместить свой ресурс на территории провайдера, где уже есть нормальная структура. Таким образом, Сеть - это живой организм, в котором сама по себе возникает как распределенность, так и концентрация.

Собственно обмен трафиком (называемый в среде специалистов пирингом) в основном проводится между провайдерами близкой "весовой категории". Между крупными провайдерами пиринг осуществляется на договоренностях прямого взаимного обмена, учитывая примерное равенство трафика в обе стороны. Большинство же средних и мелких провайдеров используют так называемую транзитную сеть ("роут-сервер"), созданную искусственно в пределах узла "М9", то есть обмен получается многоточечный, и, подключившись к этой транзитной системе, провайдер не только отдает в нее свой трафик, но и получает все, что по этой сети проходит. Таким образом работают примерно две трети московских провайдеров, и для начинающих компаний это особенно выгодно. Популярностью такого решения объясняется и то, что даже петербургский провайдер "Метроком" установил в транзитной сети на "М9" свой маршрутизатор, чтобы напрямую получать московский трафик.

Существуют, разумеется, и исключения. Порой крупные провайдеры заключают договоренности о пиринге с мелкими, однако чаще всего это происходит в тех случаях, когда у мелкого провайдера имеется либо чрезвычайно интересный ресурс, либо значительное количество серверов и большой трафик.

Можно предположить, что в дальнейшем ситуация в Москве будет развиваться так: самых крупных провайдеров останется не более трех-четырех, и только они будут работать по принципу прямого обмена трафиком через высокоскоростные соединения в точках географического пересечения своих каналов. Средние провайдеры, связанные многочисленными договоренностями о пиринге, будут осуществлять контролируемый обмен с другими провайдерами на узлах, а основная масса мелких провайдеров будет пользоваться транзитными сетями. Мировые тенденции подтверждают это: большинство крупных провайдеров стремится уйти от точек публичного обмена трафиком, переходя на прямые соединения между собой.

Что касается зарубежного трафика, то на сегодняшний день в Москве и Петербурге есть богатый выбор за счет того, что на эти регионы обратил внимание ряд провайдеров, которых можно считать даже более крупными, чем главные российские, - это Cables&Wireless, Teleglobe, Golden Telecom, Global One, Telia и другие. Они получили возможность зарабатывать деньги в России, а у мелких и средних местных провайдеров, соответственно, появилась возможность выбирать, у кого арендовать канальную емкость.

Сегодня, правда, есть некоторое противоречие в том, что крупным операторам не всегда выгодно продавать емкость менее 2 Мбит/с, а небольшим провайдерам такая емкость не всегда нужна. Поэтому, вероятнее всего, на рынке сохранится расслоение: крупные провайдеры будут покупать емкости в 10 Мбит/с и более и перепродавать часть ее провайдерам поменьше. В связи с конкуренцией упали и цены на канальную емкость, которые в Москве и Петербурге стремятся сейчас к европейским (но все же пока превосходят их почти втрое), а сама Европа приближается к американским ценам за счет появления новых трансатлантических каналов. Уже к осени вполне реальной представляется ситуация, когда у российских провайдеров появятся зарубежные каналы в 155 Мбит/с.

Рост пропускной способности каналов несколько искусственно сдерживают операторы связи, так как им невыгодно значительное падение цен на канальную емкость. Обусловлено это тем, что традиционные операторы связи не продают ничего кроме собственно каналов, однако многие из них уже начинают продажу услуг, таких как, например, IP-телефония.

Ситуация, при которой "Ростелеком" остается монопольным оператором в России, не нужна сегодня никому из участников телекоммуникационного рынка, и в первую очередь она не нужна самому "Ростелекому", поскольку в таком случае существует угроза разбирательства с антимонопольным комитетом, что с большой вероятностью приведет к разделению компании (к примеру, по типам услуг) на несколько более мелких. Таким образом, ничто не предвещает явных препон для выхода на рынок новых операторов и провайдеров, как со стороны самих российских операторов, так и со стороны лицензирующих и прочих государственных органов.

Поживем - увидим, тем более что другую столь динамично развивающуюся сегодня отрасль, как Интернет-услуги, найти непросто.



Автор выражает благодарность за предоставленную информацию Алексею Платонову, директору РосНИИРОС, и Равилю Назирову, заместителю директора ИКИ.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.