Архивы: по дате | по разделам | по авторам

X-файлы

Архив
автор : Максим Отставнов   24.11.1998

"Хэлоуинский документ", появившийся в конце октября, в начале ноября был признан компанией "Майкрософт" аутентичным.

Напомню, что речь идет об аналитической записке, подготовленной одним из менеджеров "Майкрософт", в которой в качестве стратегического ответа на конкуренцию платформам этой компании со стороны открытых систем явно называются "подрывные" действия по размыванию спецификаций протоколов и сервисов - их "расширению" и внедрению новых, не описанных (см. подробнее материал Михаила Попова "Врага нужно знать в лицо" в #44 [272], стр. 6 или сам документ на www.tuxedo.org/~esr/haloween.html).

Это "признание" не очень интересно. Во-первых, "Майкрософт" могла бы и не признавать авторство Винода Валлоппиллила или не комментировать появление Х-файла вообще никак.

Во-вторых, сам документ вполне мог оказаться хэлоуинской шуткой - классической октябрьской тыквой-пугалом.

В-третьих, он мог бы вообще не появляться.

Ничего бы не изменилось. В любом случае, к концу этого года ситуация становится очевидной: открытые системы прорвались в сегменты рынка, "покрываемые" до сих пор решениями компании и "Майкрософт".

Усилия по переносу на Linux офисных приложений и систем поддержки бизнеса в масштабе предприятия делают ее все более привлекательной для корпоративных пользователей, и (если призывы отца-основателя будут услышаны) Linux в ближайшие месяцы отпозиционируется также и как платформа для непрофессионального домашнего пользователя, ориентированного не в последнюю очередь на мультимедийные возможности современного PC.

Я думаю, понятно, в чем бизнес "Майкрософт". На мой взгляд, проскользнувшее во входящей почте выражение "контрреволюция закрытых систем" остроумно, но в сути своей неправильно.

Неправильно не только потому, что "революция открытых систем" давно стала перманентной и рано или поздно все равно достала бы сегменты, "утоптанные" DOS и Windows, - провинции мира информационных технологий, весьма отдаленные от горячего центра (или, наоборот, фронтира) концептуально новых решений, но весьма густонаселенные и платежеспособные. Но и потому, что специфическая "закрытость" платформ/комплексных решений от "Майкрософт" (перечислю три основных компонента этой "закрытости": недоступность исходного кода, "фирменные" модификации и расширения форматов данных и протоколов обмена, частая смена версий форматов и протоколов) возможна только на фоне специфической "открытости" аппаратной части архитектуры.

"Возможна" в коммерческом смысле - приносит прибыль. Очень грубо: для "закрытого" оборудования Windows не продашь. Несколько тоньше: "большую" (диверсифицированную) софтверную компанию, ориентированную на оборудование, которое выпускается и совершенствуется в рамках открытых спецификаций, на других принципах не построишь. "Хэлоуинский документ" - тавтология.

Некоторую целостность рынкам, связанным с PC, придавала последние два десятка лет именно "Майкрософт", - и производителям железа, и производителям прикладного софта, в общем-то, было достаточно для выхода на эти рынки "привязаться" к DOS/Windows, безотносительно к перспективам на других платформах. И "Майкрософт" служила и служит гарантом этой целостности (по крайней мере, если верить котировкам ее акций).

Cегодня эти рынки становятся более сложными и интересными. Речь не идет о том, что у "Майкрософт" появляется сомасштабный конкурент. Проблематизируется сама идея "главной" софтверной компании ("Министерства программного обеспечения", как выругался кто-то из моих знакомых лет десять назад), обещающей (не говорю: "гарантирующей") совместимость в домене PC. Тем не менее, усилия (и собственно разработческие, и менеджерские) должны прикладываться вполне сомасштабные.

На самом деле вопрос совсем не о том (точнее, не только о том), как в рамках открытой модели развития архитектур разработчикам системного софта получать деньги. Деньги в этой связи интересуют только самих разработчиков - аналитиков, архитекторов, программистов. С точки зрения развития всей системы вознаграждение (и, кстати, не только материальное) важно как средство оптимального распределения ресурсов.

(Я далее активно использую прошлогоднюю статью Айана Григга из английской фирмы Systemics, Ltd и Кристофера Петро: Ian Grigg, Christopher C. Petro, Using Electronic Markets to Achieve Efficient Task Distribution, www.systemics.com/docs/papers/task_market.html, которую горячо рекомендую всем интересующимся предметом как с теоретической, так и с практической точки зрения.)

Вместе с тем, включенность и самих разработчиков, и заказчиков/потребителей их продуктов в развитые коммуникационные системы сама по себе способна дать основу для такой оптимизации.

Форма организации, которой объединены участники, может быть при этом разной. Реальный вопрос: что сработает в качестве такой формы эффективнее - механизм "фирмы" или механизм "рынка" ("электронного рынка", в терминологии Григга-Петро). Ближайшие пару лет мы будем наблюдать эту "метаконкуренцию".

Григг и Петро аргументируют в пользу "рыночного" решения. Со стороны заказчиков/потребителей ("покупателей") оно должно обеспечить:

  • доступность более подробной ценовой информации и, как следствие, снижение средних цен;
  • большую открытость информации о функциональности продуктов и, как следствие, более взвешенные решения о приобретении.

Со стороны производителя (прежде всего, менеджера конкретных проектов) "рыночное" решение позволит:

  • снизить риск и инвестиционную емкость конкретных проектов, уменьшив их масштаб;
  • более подробно специфицировать требования к продуктам (но это уже, скорее, о вертикальных решениях и "заказных", штучных проектах. Остановимся здесь.

По сути, речь идет все о том же разопосредовании, но из игры выводится очень специфический посредник: сама фирма, соединяющая нанятых разработчиков с заказчиками/потребителями. В сегодняшних отраслевых структурах фирмы, однако, несут на себе еще одну очень важную функцию: они "держат брэнд" (экономически выраженный как часть так называемой good will - разницы между стоимостью активов компании и стоимостью совокупности ее акций).

Григг и Петро предполагают, однако, что эту функцию могут взять на себя специализированные агенты-посредники, принимающие на себя риск того, что заключенный контракт не будет исполнен. В статье приведен набросок соответствующих формализмов и протоколов, по которым могут отрабатываться процедуры функционирования "электронного рынка".

Для нас же важнее сама идея: открытые платформы резко снижают "пороговый уровень" для входа на рынки (как системных компонентов, так и прикладного обеспечения) новых участников, позволяя им быть столь "маленькими", сколь этого требует специфика их работы. Но новым возможностям соответствуют и новые проблемы: нехватка механизмов "мелких" расчетов и платежей, рейтинга репутаций и страховки соответствующих рисков.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.