Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сага о бумаге

Архив
автор : Серж Скаут   08.09.1997

И вот, наконец, настал долгожданный миг. Книга сверстана, дизайн такой, что соседи Гуттенберга по кладбищу ласково прозвали его "вертушка Йоган", пленки выведены и уже едут в типографию, даже - о чудо! - решены все финансовые вопросы издания. Усталый, но довольный дизайнер тяжело откидывается в кресле, закуривает сигарету (или наливает себе молока, что кому больше нравится; мне, например, по душе и то, и другое) и начинает всячески расслабляться. А зря! Потому что на пути к действительно достойному изданию лежит еще немало подводных камней1. Не будем поминать добрым тихим словом милые, но почему-то почти непредсказуемые типографии, к тому же вряд ли вам удастся проконтролировать настроение печатника и степень адекватности его восприятия мира по спиртовой шкале Менделеева. Однако есть еще один компонент издания, который может либо загубить все ваши труды на корню, либо вознести вас на невиданные доселе полиграфически-дизайнерские высоты. Я говорю о бумаге.

Роль бумаги в издании настолько велика, что просто не поддается оценке; ее можно сравнить разве что с ролью акустики в концертном зале: плохая акустика - и самый великий музыкант будет звучать как-то дохленько и жалко, хорошая - и троечник-первокурсник "Гнесинки" соберет полные залы. Видов бумаги - величайшее множество, и подобрать сейчас можно любой сорт любого цвета и на любой вкус. Однако как раз со вкусом зачастую и начинаются проблемы… Представьте себе: концерт, скажем, Sex Pistols в Большом зале Консерватории - эх, хорошо, ух, здорово! А теперь представьте себе роман, напечатанный на такой красивенькой ярко белой мелованной глянцевой бумаге2. Подобные экзерсисы почему-то у людей особого негодования не вызывают, наоборот, - все дружно радуются за автора, что вот, мол, "издатель-то не стал копейку жалеть, на нормальной бумаге напечатал, не то, что у Михалыча, на туалетной", - а ведь эти два культурных события (я имею в виду такой концерт и такую книгу) между собой вполне сопоставимы. А потом, глядишь, Михалыча вся страна уже прочла, а мелованный автор так и не может добиться народной любви. А ведь дело не только в таланте…

Ну, все. Это была преамбула, дальше начинается амбула3.

По-хорошему этой статьей следовало бы открывать тему номера, а не закрывать ее, потому что, вообще-то, макет издания необходимо делать, исходя из того, на какой бумаге будет затем печататься ваше произведение. Причем это важно не только с технологической точки зрения, но и с позиций дизайна издания в целом. Приведу несколько примеров того, как влияет бумага на восприятие издания.

Пример номер раз. Существует один достаточно специализированный издательский журнал, познакомиться с которым мне довелось на одной из выставок; не устояв перед соблазном (я вообще почитать люблю), я купил сразу полугодовую подшивку - три или четыре номера. Первый и второй номера были напечатаны на бумаге Zanders Mega matt плотностью 115 г/м2. Читались они просто на ура! Глаза не уставали, бумага практически не бликовала, текст был очень четок и разборчив, иллюстрации насыщенные, но не кричащие. Третий номер, по неясным причинам, вышел уже на бумаге "Кюмэкскоут" с той же плотностью. Ей-богу, меня хватило максимум на три страницы! Несмотря на кажущееся поначалу сходство сортов бумаги, впечатление от третьего номера было куда хуже, чем от первых двух. Эксперимент был поставлен очень чисто - рассматривалось одно и то же издание, отпечатанное в одной и той же типографии, с одинаковым оформлением, на практически одинаковой (по характеристикам, а не визуальному восприятию) бумаге, читаемое при одинаковых условиях освещения и с практически одинаковой (субъективно) начальной усталостью глаз. При этом разница в восприятии разных номеров была просто потрясающей!

Вы понимаете, мне все же легче. Я немножко разбираюсь и в сортах бумаги, и в технологиях печати, и поэтому, почувствовав, что что-то не так, сразу полез в выходные данные, где и нашел марку бумаги. После чего сразу стало все понятно, и я, в общем-то, даже не стал особенно обижаться на издателей этого журнала, - у всех бывают финансовые трудности, и не всегда есть возможность печататься на действительно хорошей и дорогой бумаге. А представьте себе на моем месте читателя неискушенного? Он просто подсознательно отложит этот журнал, и где-то в подкорке останется установка: "Больше не покупать; читать невозможно". Кстати, этот самый третий номер до сих пор валяется где-то недочитанным…

Пример номер два. Как-то раз Евгений Козловский подарил мне несколько своих книг (точнее говоря, я их сам выпросил; для тех, кто не знает, - Евгений не только компьютерный юзер и журналист, но еще и писатель, причем очень даже хороший). Так вот: читая одну из книг, ближе к середине я поймал себя на том, что мне очень трудно перейти к следующей странице: такое ощущение, будто листы слипаются. Я долго тер каждый лист между пальцами, потом сравнивал номера на лице и обороте и понимал, что вообще-то все в порядке. Но тактильное ощущение слипшихся листов никуда не исчезало, и, переходя к следующей странице, я снова не мог удержаться и начинал мусолить и ее. Чем это можно объяснить? У меня есть два предположения: во-первых, для книги могла быть выбрана слишком плотная бумага; однако в таком случае это было бы заметно сразу, а не к середине книги. Второе предположение кажется мне более правдоподобным: во время печати тиража в типографии не нашлось достаточного количества бумаги одинаковой плотности, и часть страниц была напечатана на бумаге того же сорта, но немного более толстой. В результате пальцы, уже привыкшие к толщине листа, автоматически пытались "расслоить" более толстые страницы, что причиняло ощутимые неудобства при чтении.

К чему я все это говорю? К тому, чтобы убедить вас в одном интересном факте: бумага, в отличие от остальных элементов, воздействует на подсознательное восприятие издания4. Знание особенностей восприятия бумаги поможет вам лучше передать мысль, заложенную в ваше произведение. Давайте рассмотрим, какие параметры бумаги необходимо принимать в расчет при ее выборе.

Параметры печатной бумаги

Вид бумаги и качество оценивается по целому ряду параметров. Среди них наиболее важными являются следующие:

  1. Вес, или плотность бумаги. Позволяет оценить толщину и жесткость бумажного листа. Единица измерения - грамм/м2. Измеряется как вес в граммах листа бумаги площадью в 1 квадратный метр.
  2. Степень белизны. Показывает, какое количество падающего света отражает бумага. Единица измерения - процент. Бумага с одинаковой степенью белизны может иметь разнообразные оттенки. Этот показатель сильнее всего влияет на удобочитаемость, поскольку контрастность шрифта находится в прямой зависимости от белизны бумаги. Однако необходимо учитывать, что высокобелая бумага (95-99% белизны), особенно бумага с покрытием, хоть и повышает контраст букв и бумажного листа, но приводит к быстрой утомляемости при чтении. Наиболее приятна для глаза бумага пастельных оттенков, в особенности кремовых тонов. Контраст букв и фона на такой бумаге вполне достаточен, а глаза устают куда меньше.
  3. Структура и пористость. Этот параметр важен при выборе технологии печати, поскольку, в зависимости от структуры бумаги и пористости меняется ее способность впитывать краску. Так, чем более гладка поверхность бумаги (чем сильнее каландрирована бумага), тем меньше она впитывает краски. На высокопористой бумаге возможно печатать с высокой скорость жидкими красками, для хорошо каландрированной бумаги подходят вязкие густые краски.
  4. Наличие покрытия и его тип. Бумага для издания может быть с покрытием и без него. Бумаги с покрытием, называемые также мелованными, покрываются особым слоем белил, повышающих степень белизны бумаги и увеличивающих гладкость поверхности. Мелованные бумаги лучше всего подходят для печати полноцветных изданий, поскольку, из-за низкой впитывающей способности поверхности, цвета получаются яркими и насыщенными. Однако мелованная бумага гораздо сильнее отражает свет, что ведет к усталости глаз и делает ее малоприменимой для печати больших объемов текста.
  5. Фактура. Фактура бумаги - параметр чисто субъективный, влияющий на ее восприятие. Бумага может быть глянцевой, матовой, с тиснением, шероховатой или гладкой, и так далее. Сочетание фактуры и оттенка бумаги позволяет выбирать нужный сорт для создания определенного художественного эффекта.

Выбор бумаги в зависимости от цели издания

Выбирая бумагу, необходимо точно представлять себе, какое впечатление вы хотите произвести вашим изданием. До сих пор нередки случаи, когда бумага выбирается либо по принципу "побольше и подешевле", либо по принципу "давайте, какая есть", либо же по методу "дорого - значит, хорошо". Во всем этом видны отголоски бушевавшего несколько лет назад дефицита бумаги.

Самое неприятное, когда для придания изданию "солидности" берется достаточно дорогая высокобелая мелованная бумага, а для ее экономии верстка проводится с минимальными полями, малыми кеглями шрифтов и так далее. Самое интересное, что за те же самые деньги можно было бы издать книгу большего объема, гораздо более удобочитаемую и приятную, использовав обычную плотную офсетную бумагу (115-120 г/м2). Другая крайность - экономия на бумаге там, где экономить просто нельзя. Неужели же непонятно, что люди будут покупать книгу на пять тысяч дороже, если она будет выглядеть в два раза лучше!

Итак, несколько советов по выбору бумаги для издания.

Если вы печатаете журнал, то в первую очередь необходимо оценить, как он будет преподноситься публике: то ли как достаточно солидное издание из тех, которые после прочтения аккуратно собираются на книжной полке и хранятся годами, то ли еженедельник из серии "прочитал и выбросил". В зависимости от этого нужно выбирать плотность бумаги: для первого типа бумага должна быть плотностью от 90 до 115 г/м2 (плотность указывается для мелованной бумаги; немелованная при той же толщине легче грамм на 15-20), для второго вполне достаточно 60-70 г/м2. Чтобы понять, как плотность бумаги влияет на восприятие, сравните сами два еженедельника: "Компьютерру" и "Лизу", или "Отдохни". Очевидно, что первый производит впечатление журнала серьезного, а второй и третий позиционируются как развлекательные издания.

Затем необходимо решить, будете ли вы использовать мелованную или обычную бумагу. Если издание полноцветное, то с вероятностью около 100% вам придется использовать мелованную бумагу для хорошей передачи иллюстраций. В таком случае постарайтесь выбрать настолько матовую меловку, насколько вам позволят ваши финансы и ваш поставщик бумаги. Тонированная мелованная бумага (легкие оттенки кремовых тонов), в отличие от такой же немелованной, обычно выглядит достаточно жалко, и я не стал бы вам ее рекомендовать. К действительно хорошим мелованным бумагам относятся матовые бумаги фирмы Zanders, о которых я уже упомянул5. Если же обстоятельства заставляют вас выбрать глянцевую мелованную бумагу, то постарайтесь сверстать журнал так, чтобы страницы запечатывались фоновыми пастельными тонами. Дело в том, что глянцевая бумага отражает слишком большое количество света, в том числе и ультрафиолетовых лучей, что отрицательно сказывается на глазах. Это сравнимо с так называемой "полярной слепотой": вы когда-нибудь пробовали в течение даже недолгого времени смотреть на белый снег под ярким солнцем? Пример того, как обойти этот недостаток глянцевой бумаги - опять же "Компьютерра". Обратите внимание на фоновое оформление полос новостей, темы номера и сравните их с полосами, напечатанными без фоновых плашек. Что лучше читается?

Если же ваш журнал относится к категории литературных (что в последнее время, как ни грустно, стало почти синонимом слова "малобюджетный"), то лучше всего издавать его на старой доброй офсетной бумаге, имеющей кремовый или желтоватый оттенок. На подобных сортах бумаги текст читается и воспринимается легче всего.

Перейдем к книгам. В отличие от журналов, где в большинстве случаев оформление и иллюстрации играют такую же, если не более важную, роль, как и текст, в книге обычно все подчинено именно тексту. Исключение составляют только альбомы по искусству, о которых мы поговорим чуть позже. Для книг, в которых мало иллюстраций, а основная смысловая нагрузка приходится именно на текст (то есть для литературных произведений) лучше всего подходит простая офсетная бумага. Не стоит только путать офсетную и газетную бумаги: они имеют разный оттенок (первая - желтоватый, вторая - сероватый) и воспринимаются совершенно по-разному: книга, отпечатанная на газетной (или низкокачественной офсетной) бумаге, сразу подсознательно переносится в разряд "дешевого чтива".

Для книг очень важным показателем является плотность бумаги. Вообще-то существует правило, согласно которому плотность бумаги в книге должна соответствовать ее формату. Определить, достаточно ли плотная бумага выбрана для данного формата, очень просто. Если страница, взятая за уголок, не провисает и не сминается под собственным весом, то ее плотность вполне достаточна. Обычно это бумага плотностью 70-90 г/м2. Однако из этого правила существует несколько исключений. Более тонкую бумагу (40-60 г/м2) допустимо использовать при издании книг большого объема, например, словарей или Библии, с целью постараться удержать толщину книги в разумных пределах. Однако при этом необходимо понимать, что читать такую книгу будет уже не так удобно. Более толстую бумагу имеет смысл использовать, если вам необходимо придать изданию "солидность" или же увеличить толщину книги при малом ее объеме. Обычно очень удачно выглядят книги удобного "карманного" формата (32-я доля листа), отпечатанные на 120-граммовой офсетной бумаге в твердом переплете. Таким образом лучше всего оформлять сборники стихов или другие маленькие, но важненькие книги. Также эта бумага замечательно подходит для детских книг. К подобному виду бумаг, кроме производимой в России офсетной #1 плотностью 120 г/м2, относится бумага "Каскад" 120-150 г/м2, отличающаяся очень приятной шероховатой поверхностью и легким тонированием.

Для издания книг, в которых иллюстрации играют такую же роль, как и текст, например, книг по компьютерной графике, лучше остановиться на матовой меловке. Ее преимущества уже были описаны выше. Такая бумага замечательно подойдет и для издания альбомов по искусству. Кстати, для последних - и это, пожалуй, единственное возможное применение подобной бумаги в книгоиздании, - подходит и глянцевая меловка. Во всех остальных случаях ее следует избегать! Глянцевая мелованная бумага предназначена в основном для издания акцидентной продукции: плакатов, пригласительных билетов, этикеток и прочих подобных вещей, несущих минимальную текстовую нагрузку и ставящих своей целью максимальное привлечение внимания.

Ну вот и подошла к концу сага о бумаге. Напоследок хочу вам порекомендовать еще одну вещь: у всех серьезных фирм, торгующих бумагой, обязательно есть каталоги образцов бумаги. Не пожалейте денег на такое удовольствие! Они не так дорого стоят, а вы вполне сможете открыть для себя такие сорта бумаги, о которых даже и не подозревали.

Всегда ваш -
Scout


1 Велик могучим русский языка! Так и представляется: степь, пыльный тракт, а на нем там и сям разбросаны себе подводные камни…

2 Видите, как я бумагу люблю? Целых пять прилагательных-определений к ней подобрал.

3 Ну что поделать, ну не филолог я, не филолог…

4 Не надо считать меня психом или, наоборот, психиатром. Всем известно, какую роль играют подсознательные ассоциации в рекламе; точно такую же роль играет и бумага в книге.

5 Поверьте мне, это вовсе не реклама Zanders'a! Просто действительно хороша бумажка…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.