Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Clouds of grey

Архив
автор : ГЕОРГИЙ КУЗНЕЦОВ    21.07.1997

With Love to Lead the Way,
I've found more Clouds of Grey
Than any Russian play
Could guarantee.
But Not for Me

George & Ira Gershwin, 1930

В 1991 году, переписываясь с приятелем-американцем, я сообщил ему анекдот: водопроводчика вызвали в Кремль починить протекающий кран и посадили за крамольные слова: "тут дело не в прокладке, тут всю систему менять надо".

Обсуждали-то мы политическую смерть Горбачева. Я пытался объяснить, что Первый Президент вовсе не имел в виду уничтожать социализм. Он просто хотел сделать так, чтобы краны в Кремле не текли. Приятель отвечал, что, тем не менее, не видит в сюжете ровно ничего смешного. "Не говоря уж о непременных русских clouds of grey", - добавил он.

"Clouds of grey" в переводе с английского значит "облака серого цвета". Или клубы тумана. Что-то в этом роде. Я переспросил. Оказалось, это метафора из какой-то песенки, вызывавшая у моего друга ассоциации с депрессией, разрухой, тоской и прочими международно-признанными чертами России. Короче, с вечно протекающими кранами.

Я нашел первоисточник и взял из него эпиграф к этой "колонке". Легко убедиться: хоть братья Гершвины и были рождены под фамилией Гершович, едва ли Айра намекал в этих стихах на кремлевские сортиры. Однако, думая про себя, я продолжаю использовать этот образ не по назначению.

Проблема качества (низкого качества) характерна для России с давних пор. К примеру, в последние годы казенные петербургские дворцы и казармы начали рассыпаться, обнажая нутро своих стен и колонн. Я не строитель, но, по-моему, это очень плохо сделано - в отличие от потрясающего исполнения частных домов Васильевского острова и Петроградской стороны.

Даже ветшая и превращаясь в трущобы, нью-йоркские здания, среди которых прошло детство Якова (Джорджа) Гершовича, продолжают выглядеть добротно. Дома Пруссии, среди которых провел детство я, делали честь своим строителям и архитекторам даже и в разбомбленном состоянии. Я бы сказал, руины внушали больше уважения, чем уцелевшие постройки - особенно, если последние пережили советский капремонт.

Мусор на мостовой, полудикое кочевое население, вырубленные деревья и брошенные сгоревшие автомобили как-то не портят западный городской пейзаж. Слой за слоем, в здание этой цивилизации вкладывали честный труд, стремление к совершенству. Зато трудно представить себе более удручающую картину, чем московские новостройки через полгода после сдачи жильцам. Здесь обман громоздили на обман.

Социализм превратил Россию в страну троечников, и конца этому что-то не видно. В этом номере "Компьютерры" публикуется "Декларация независимости киберпространства", сочиненная Джоном Барлоу. Узнав от редактора, что перевод (вы можете найти его на сайте "вестника сетевой культуры": www.zhurnal.ru/1/deklare.htm) сделал Евгений Горный, я забеспокоился, скачал оригинал и принялся сверять. Результаты мне не понравились.

Уговор есть уговор. До тех пор пока человек считается редактором "Компьютерры", я не чувствую себя вправе вмешиваться в его решения, если не усматриваю в них серьезной опасности для издания. На этот раз я потребовал заменить перевод и сам занялся этой проблемой. Лучшим, на мой взгляд, оказался труд Евгения Кроссера (www.average.org/freespeech).

Впрочем, ознакомившись в общей сложности с тремя опубликованными в Сети переводами и заказав еще один, я убедился: Горный в своем отношении к информации не одинок. Боюсь, таково состояние "сетевой культуры". Она принимает любой текст независимо от содержания, лишь бы было написано складно и виртуально.

Сам я, конечно, не филолог, и мои гуманитарные познания явно недостаточны. Но иные из этих ребят выведут из себя даже простого советского инженера. Скажем, на http://www.uis.kiev.ua/russian/win/~xyz/index.rus.html. Сергей Дацюк опубликовал собственный перевод того же документа. Оцените, к примеру, следующий абзац:

"Эти все более и более враждебные и колониальные критерии помещают нас в то же самое положение, как те предыдущие приверженцы свободы и самоопределения, вынужденные отвергнуть авторитет удаленной и неинформированной власти".

Конец цитаты. При известном интеллектуальном напряжении, угадать смысл можно. И заметьте, "перевод" Дацюка - единственный, в котором я не увидел фактических ошибок, потому что на самом деле это подстрочник. Тем не менее, два его собственных сочинения по мотивам Барлоу - "ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ИНТЕНЦИЯ СВОБОДЫ В Интернет" и "Теория виртуальной реальности" - я так и не смог уговорить себя прочесть.

Но более всего меня задело примечание Дениса Викторова, которому текст Барлоу показался экстремистским. Есть гипотеза, что репутацию Горбачева на Западе создал его переводчик. Такие переводчики, с которыми столкнулся я на это раз, даже Горбачева могли бы сделать экстремистом.

Сетевых публикаторов мне не жалко. В конце концов, они могли бы легко исправить свои ошибки. Я не буду придираться к стилю - к тому, например, что Горный явно не распознал в первой фразе Барлоу формулу рыцарского вызова на схватку. Но позвольте высказать некоторые замечания по сути дела.

Слово "суверенитет" в конце первого абзаца и Горный, и Кроссер переводят как "власть". Если так, то цена высказыванию Барлоу была бы не более чем крику "а ты кто такой" перед началом драки у пивного ларька. Суверенитет в материальном мире - не власть, а источник власти, и технически не понятно, как кто-либо мог бы утвердить его применительно к киберпространству или к его части. Хотя власть и управление в нем, конечно же, возможны, и Барлоу чуть ниже обсуждает эту тему.

Далее, Горный (и Кроссер) переводят: "Киберпространство лежит вне ваших границ". Получается, что где-то оно все-таки лежит, и тогда Барлоу выставляется сепаратистом: чем-то вроде венецианских партизан на площади святого Марка. В оригинале оно "не лежит в ваших границах" и, очевидно, вообще нигде не лежит, поэтому и суверенитет над ним немыслим в принципе.

В следующей фразе Барлоу пишет, что киберпространство это не "public construction project". Горный зачем-то переводит это как "объект государственного строительства". Между тем, речь, похоже, идет о любимых Клинтоном и Гором "народных сетевых стройках", которые создают инфраструктуру сети, но не киберпространство. В самом деле, провода - это не общение.

Затем, Барлоу, по словам Горного, упрекает правительства в намерении вторгнуться в их "земли" (Кроссер переводит адекватнее - "пределы"). Имеется в виду все то же киберпространство, а столь примитивное понимание его Горным меня уже не удивляет.

Наконец, Барлоу указывает, что "кибержители" могут проявляться и действовать в границах нескольких национальных юрисдикций одновременно. Если москвич, сидя у себя на кухне, командует компьютером в США, то место преступления и его "поднаказность" не определены. Горный здесь, по-моему, совсем ничего не понял. "Наши личности могут охватить многое, что находится в вашей юрисдикции", - пишет он.

Речь в данном случае идет о реальной юридической проблеме, и Барлоу называет отправной пункт ее решения - так называемое "золотое правило", оно же "категорический императив" философа Канта, признаваемое вообще всеми культурами. Всеми, а не "практически всеми", как у Горного. Интересно, впрочем, какие исключения рода людского он имел в виду, вставляя от себя это самое "практически".

В общем, Барлоу внятно и четко доказывает, что попытки государств установить контроль над Сетью ни к чему не приведут. Противопоставляя себя либерализму нынешней администрации США, он местами пишет прямо как консерватор. Но когда тот же текст видишь сквозь туман, клубящийся в голове у переводчика, остается стойкое впечатление безответственной болтовни.

Напоминаю мой адрес для конфиденциальной переписки

snarky@cterra.com

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.