Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Овсянка, сэр!

Архив
автор : ГЕОРГИЙ КУЗНЕЦОВ    05.05.1997

Когда из московского офиса Intel сообщили, что очередной "Комтек" собирается почтить своим присутствием Крейг Бэрет, многие начали спрашивать, кто это такой и почему он вдруг оказался на месте всем известного Эндрю Гроува.

Старая новость

Недоумение усугублялось тем, что сотрудники Intel полуофициально называли Бэрета "the president elect" - по аналогии с тем, как титулуют президента США в период между подведением итогов выборов и моментом инаугурации, то есть принесения присяги и фактического вступления в должность.

Обозреватели новостей "Компьютерры" уже успели привыкнуть к тому, что Бэрет фактически стал исполнительным главой корпорации, но никому об этом не сказали. Устроенное по сему поводу служебное расследование обнаружило, что виноват во всем сам московский офис Intel. Оказывается, их уполномоченный по связям с общественностью на презентации технологии MMX в Москве сообщил эту весть журналистам "на ушко", а потом забыл дать разрешение ее публиковать.

Никакого смысла секретничать московским интеловцам не было - если, конечно, не считать желания придать себе побольше веса. Пресс-служба Intel Corp. своевременно распространила для сведения всего мира датированное 13 января сообщение о том, что на совещании в верхах старейшины Intel приняли решение перевести отца-основателя Гордона Мура в почетные председатели совета директоров, нынешнего президента и CEO Эндрю Гроува сделать его действующим председателем, а его заместителя Крейга Бэрета поставить во главе бизнеса.

Что касается аналогии с "the president elect" (что значит "избранный президентом"), то в отношении Бэрета все обстоит наоборот: он пока не избран акционерами, а лишь выдвинут келейно. Хотя вся эта методика напоминает скорее Северную Корею, чем современную западную демократию, никто не сомневается, что 21 мая Бэрета безропотно изберут. Финансовые результаты деятельности корпорации блистательны, и степень доверия инвесторов к ее руководству высока, как никогда.

С тех пор как "Компьютерра" наладила собственный мониторинг новостей, мы постоянно сталкиваемся с такими ситуациями. Когда московские PR-менеджеры с таинственным видом приглашают нас на встречу, мы не только уже знаем, о чем там пойдет речь, но, как правило, даже успели напечатать сообщение в предыдущем номере "Компьютерры". На этот раз осечка вышла из-за того, что на московскую презентацию пошел сам Игорь Гордиенко. Если бы он, вместо того чтобы тусоваться с местными пиарами, сидел себе в Сети, сообщение о перестановках в руководстве Intel было бы напечатано точно в срок.

Читается как Бэримор

В отличие от многих московских представительств зарубежных корпораций, Intel имеет весьма неплохих переводчиков, но все же я не могу удержаться от еще одного замечания. Придирка, конечно, - однако у меня рука не поворачивается написать вслед за ними фамилию Бэрета как Барретт. Сочетания такого типа читаются в английском языке иначе. Помните, слугу в телевизионном фильме о Шерлоке Холмсе и собаке Баскервилей называли Бэримор? В оригинале его фамилия пишется "Barrymore", а Бэрета - "Barrett".

Специальность Бэрета - материаловедение. Свою карьеру он начал в качестве университетского преподавателя и ученого, а в Intel занимался производством. По сообщениям прессы, его личное состояние далеко переваливает за сто миллионов долларов, чему немало способствовала работа в Intel. Заслуги Бэрета перед компанией как специалиста и организатора оцениваются очень высоко, однако он не принадлежит к числу ветеранов, и с его приходом на высший пост заканчивается исторический период, когда у руля предприятия стояли отцы-основатели и сотрудники "первого призыва".

Капитаны промышленности в своих выступлениях все больше выглядят профессиональными артистами, которые приезжают с ассистентами и реквизитом, чтобы прокрутить стандартный, хорошо отрепетированный номер. Как вы понимаете, по другую сторону рампы, наряду с наивными зрителями, находятся и профессиональные критики, некоторые из которых смотрели представление не один раз. В последнее время режиссеры-постановщики стали готовить материал с запасом, создавая нечто вроде ресторанного меню, из которого можно быстро скомпоновать подходящую к случаю вариацию на заданную тему, внося, таким образом, некоторое разнообразие в процесс общения с публикой.

Как это обычно бывает в России, представления Бэрета вызывали в зале скептические комментарии: мол, такой важный человек, а говорит тривиальные вещи. К тому же Бэрет, на мой вкус, сильно уступает своему предшественнику Гроуву в личном обаянии, хотя и превосходит его в чисто преподавательском навыке пользования языком. Как бы то ни было, "избранный президентом" представил свежий сценический материал, отражающий положение дел и намерения возглавляемой им компании.

Бежать, чтобы остаться

Публичные представления Intel особенно интересны по причине некоторых особенностей ее бизнеса. Как известно, это практически монокультурное хозяйство, в центре которого - производство процессоров для PC. Сотрудники Intel сами любят пошутить на эту тему. В последние годы компания добилась определенных успехов в диверсификации продукции, но делать слишком резкие маневры ей не позволяют собственные акционеры. Они остановили, например, недавнее наступление на смежников (начавшееся с введения шины PCI и чуть было не закончившееся самостоятельным производством "коробок"), как только дело дошло до невыгодной конкуренции с китайцами на рынке системных плат.

В известной степени Intel является заложницей своего успеха. Она не может позволить себе снижать норму прибыли. С другой стороны, столь прибыльная деятельность привлекает конкурентов, от которых надо все время убегать, чтобы сохранить монопольное положение на рынке. Наконец, потребители не хотят слишком часто менять свои PC и объективно были бы заинтересованы в разрушении монополии и падении цен.

Чтобы удержаться на гребне волны, Intel надо постоянно продавать идею прогресса, что и делал с успехом Эндрю Гроув в последние годы своего правления. При этом ему нередко приходилось брать аргументы буквально с потолка и даже идти на явные подтасовки, всячески преувеличивая необходимость менять сегодняшнюю PC на завтрашнюю. Именно эта политика процветания Intel на краю пропасти и является сейчас главным из скрытых моторов развития всей отрасли.

Отвечая на вопросы журналистов, смысл которых сводился к тому, что процессоры дороговаты, Бэрет заявил, что Intel, к сожалению для нее, никто не отдаст более 10 процентов стоимости готового компьютера. Эта точка зрения "изнутри" как нельзя лучше характеризует всю стратегию. Intel хочет взять свои 10 процентов с 80 процентов поставок сегодня и не упустить их завтра. Торможение прогресса и падение цен на конечные изделия для нее нежелательны.

Нет NC

Набор заготовок, из которого Крейг Бэрет составил свои московские выступления, был посвящен применению PC в офисах крупных корпораций. О причинах именно такого выбора темы можно было только догадываться - впрочем, аргументация докладчика позволяла, на мой взгляд, совершенно однозначно нарисовать образ неназванного противника. Им были сетевые компьютеры, NC.

Бэрет говорил о трех "мегатенденциях". В качестве первой он обещал скорое снижение "совокупной стоимости владения" PC, которая, по приведенным им данным, достигает 41 тысячи долларов за 5 лет. Он отметил, что 80 процентов затрат в течение года приходится на оплату труда пользователя, администратора сети и персонала технической поддержки. Именно в этом направлении выстраивается основная аргументация пропагандистов NC - а Бэрет настаивал на том, что закладываемая в новые системные платы возможность дистанционного управления PC через сеть (технология DMI) вот-вот начнет приносить пользу.

Второй мегатенденцией оказалась Java, с которой ассоциировалось сетевое будущее PC. Бэрет доказывал, что PC не хуже, а лучше других выполняет программы на Java и не уступит в этом деле никаким кофеваркам. Он отметил, что современные PC не хуже рабочих станций поддерживают все основные операционные системы. Интересно заметить, что технологии Microsoft при этом были, в лучшем случае, упомянуты, а в качестве браузера Web во всех демонстрациях был использован Netscape Navigator. Вообще, Intel в последнее время скептически отзывается об успехах Microsoft в покорении Internet.

Наконец, третья мегатенденция - по мнению Бэрета, все более широкое использование визуализиции, в особенности - в тяжелых, трехмерных формах. Он с удовольствием демонстрировал трехмерные интерфейсы системы управления компьютерами в сети и "виртуального" банка. Последний очень напоминал Doom, отчего создавалось впечатление, будто Бэрет совершает виртуальное ограбление.

Три "мегатенденции" - сетевое управление, сетевые вычисления и поддержка графических интерфейсов - были призваны помочь продавать новое поколение процессоров Pentium II. В качестве перспективной новинки Бэрет особенно отметил архитектуру с двойной независимой шиной DIB, благодаря которой открывается дорога к быстрому наращиванию тактовой частоты.

Объявив о DIB и о новом конструктивном исполнении процессорного модуля как раз незадолго до "Комтека", хотя и без всякой связи с этим событием, Intel заодно нанесла еще один удар по AMD, не дав той и малого времени покрасоваться на высшей ступени пьедестала, на которой пока написано 233 МГц.

В то же время Бэрет довольно резко отозвался о новых "ручных" HPC с операционной системой Windows CE, назвав их "почти не перепрограммируемыми" устройствами, перспективы которых туманны. Intel, по его словам, пока не собирается вступать в борьбу на этом рынке и вообще не опустится ниже субноутбуков. Перспектива делать дешевые процессоры, совместимые с Pentium, ее явно не прельщает.

Между тем, если HPC, что называется, "пойдут", в этом секторе довольно быстро останется какой-то один микропроцессор. Механизм известен: независимые поставщики программных продуктов будут стремиться избавиться от "лишних". Если при этом удастся дотянуть до смены поколений, то мы, вне всякого сомнения, увидим и цветные экраны с учетверенным против нынешнего разрешением, и жесткие диски размером с наручные часы, и много еще немыслимых сегодня диковин. Никто, конечно, не поручился бы сегодня, но есть вероятность, что по обороту этот сектор даже превзойдет нынешний писишный.

Интересно, что все HPC являются сетевыми устройствами и многими чертами - включая даже и пятисотдолларовую цену - напоминают NC. В конце концов, снижение массы и габаритов - это главное, что можно наверняка выиграть на упрощении конструкции изделия. Странно, что идеологи NC не пошли по этому пути с самого начала, вероятно, устрашившись неудачных опытов с "цифровыми помощниками" наподобие Apple Newton.

Исчезающий рынок

Не берусь утверждать, что специалисты по связям с общественностью из московского офиса Intel могли повлиять на тематику и тактический рисунок данного их боссом представления, однако им следовало бы это сделать. Оно имело очень мало отношения к реалиям российской жизни. Взять хотя бы блок аргументов, относящихся к снижению стоимости владения. Экономия труда пользователей и системных администраторов - это не то, чем можно заинтересовать крупные российские корпорации. Вообще, спрос на процессоры Intel в России следовало бы культивировать какими-то другими методами. NC здесь пока не противник, а вот о борьбе с дешевыми аналогами не мешало бы позаботиться.

В подготовленной московским офисом подборке информации для прессы подчеркивалось, что Бэрет много лет курировал в Intel работу на так называемых "возникающих рынках", а его визит в Россию - едва ли не первый в новом качестве официального преемника Гроува - связан именно с этой областью его интересов.

Сам Бэрет всячески отбивался от попыток приписать ему намерения строить в России фабрики и вообще предпринимать какие-либо телодвижения. Он подчеркивал ознакомительный характер мероприятия, а из цифровых данных, приводимых в ходе представления, было видно, что застойный характер экономической ситуации в России руководству Intel хорошо известен.

Вместе с тем, Бэрет старался донести до местной аудитории некий вдохновляющий сигнал, выдержанный отчасти даже в стилистике и духе современной националистически ориентированной российской пропаганды. Упоминались, например, некие "славные традиции" ученых, инженеров и технологов российского прошлого. Российскому бизнесу предлагалось покупать больше процессоров Intel, поскольку это позволит ему достойно конкурировать на мировом рынке.

Традиции такого рода в России если и были, то пересаженные с немецкой почвы. Какие-то собственные достижения, несомненно, имелись, а вот традициям никак не давали прорасти. Однако и конструктивная часть призыва Бэрета явно относилась к классической развивающейся стране, ориентированной на экспорт продуктов собственного труда и конкурирующей на мировых рынках, чтобы поддерживать на высоком уровне приток современного оборудования и технологий.

Между нами, местными, едва ли надо доказывать, что российская ситуация не такова, что экономика ее ориентирована не на экспорт продукции, а на обслуживание экспорта сырья. И вообще, нынешняя перестройка в верхах заставляет предположить, что либеральным рыночным элементам у нас будет отводиться все меньше места. Россия не была и не является возникающим рынком - скорее наоборот. Едва ли здесь кого-то удастся убедить, что залогом успеха являются не связи в верхах и не навыки манипуляции низами, а закупки PC.

Слово и дело

Для характеристики состояния и значения российской экономики позвольте мне привести пример, намеренно взятый в другом месте. На нынешней выставке "Комтек" вновь, и уже не впервые на российских горизонтах, показалась фирма Stratus Computer, производящая сверхнадежные параллельные вычислительные системы. Собирая информацию о ней, я обнаружил, что Stratus имеет уже три офиса в Китае - в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу. В России нет ни одного.

Причина, конечно, не в принципиальной непознаваемости России для западного ума. По большому счету, столь недвусмысленно проявленное Бэретом непонимание российской специфики говорит о слабой заинтересованности в местном рынке. Он, вроде, и растет, но далеко не так, как следовало бы, а, главное, за этим ростом стоят отнюдь не обнадеживающие механизмы. Пока что нас изучают с культурной, политической, с какой угодно другой, но только не с экономической точки зрения. Процессоры - это все-таки не кока-кола. С их продвижением "по науке" можно повременить, пока созреют объективные предпосылки.

Субстанция, которой угостили российскую прессу специалисты по связям с общественностью из московского офиса Intel, более всего напоминает овсянку, которой англичанин Бэримор кормил своего американского хозяина. Нечто совершенно неприспособленное к привычкам, вкусам и, главное, к потребностям едоков, из чего, однако, пытливый ум все же способен извлечь кое-какие питательные вещества. Что касается бизнеса, то он не может жить на информационном комбикорме. Во время визита Бэрета было распространено сообщение о создании "Ассоциации производителей компьютеров", в которую вошли все основные российские игроки - от "Вист", "R.&K." и далее, а также Acer, Dell, HP, Olivetti.

Как сказано в пресс-релизе: "Членство... открыто для всех фирм-производителей ПК и для фирм-дистрибуторов, поставляющих ПК на российский рынок". Члены платят две тысячи долларов в год и обязуются передавать "своевременную и надежную" отчетность о своей деятельности в России независимому аудитору Price Waterhouse. Обращает на себя внимание отсутствие Compaq и присутствие Intel - единственной в списке компании, не производящей готовые PC. Исключение для Intel сделано, как видно, потому, что "Ассоциацию" возглавляет ее представитель Николай Паутов.

Напоминаю мой адрес для конфиденциальной переписки:

snarky@cterra.com

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.