Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Два русла времени и легенда психоистории

Архив
автор: Михаил Ваннах   09.12.2003

Тема номера «КТ» #513, математика в истории, невольно заставляет вспомнить о многих серьезных (как говаривал ослик Иа-Иа) вещах. И о вторжении в мирок пыльных летописей математика Фоменко со товарищи.

Тема номера «КТ» #513, математика в истории, невольно заставляет вспомнить о многих серьезных (как говаривал ослик Иа-Иа) вещах. И о вторжении в мирок пыльных летописей математика Фоменко со товарищи. И об отпоре аборигенов. И о яростной битве между вышеупомянутыми оппонентами, по накалу не уступающей битве киликийских кошек, каковые, как известно, дрались, покуда от комбатантов не остались одни лишь хвосты…

Ну а если говорить серьезно, то негативному опыту общения с гуманитариями, упомянутому в статье Г. Малинецкого [1], может быть противопоставлен давний пример такового же успешного общения — выполненного в то время, когда советская идеологическая цензура свирепствовала в общественных науках. Когда идеи синергетики и самоорганизации систем Ильи Пригожина еще не вошли в общенаучную моду, а использовались (но весьма широко!) при расчетах горения ракетного топлива и взрыва объемно-детонационных смесей. Когда самые крупные мэйнфреймы были пигмеями по сравнению с сегодняшней пишмашинкой.

Я говорю о выполненной под руководством Н. Н. Моисеева работе математиков А. Гусейновой и Ю. Павловского и историка В. Устинова [2] по моделированию жизнедеятельности греческих городов-государств во время Пелопонесской войны 431–404 гг. до Р.Х.

Эпоха высочайшего взлета классической Греции — «золотой век Перикла». Самоубийственная война между Пелопонесским и Афинским союзами городов. Сложные и разнообразные экономические и социальные внутренние структуры. Паутины дипломатических договоров. Вожди, экспедиции, битвы, осады, эпидемии. Богатство и бедность. Жизнь и смерть. Увековечившая все это «История» Фукидида.

И моделирование всего этого достаточно простыми уравнениями в конечных разностях. И кропотливый труд по верификации параметров этой модели.

В конце концов на основе довольно скупой количественной информации классической истории Гусейновой, Павловскому и Устинову удалось «вытянуть» из модели весьма правдоподобные и интересные численные данные о площади обрабатываемых земель в полисах, об их населении и социальном составе, о производстве и потреблении в каждом городе-государстве. На свет выходили экономические пружины, положившие и начало Спартанской войны, и непрочный Никиев мир… Так что говорить о невозможности совместной работы историков и математиков вряд ли стоит.

Но вот границы применимости математического моделирования истории, и в первую очередь — применения к прогнозированию будущего, стоит обсудить подробнее.

Пока же запомним ПРЕДМЕТ вышеописанного очень корректного во всех смыслах исследования.

В современной массовой культуре идея матпрогноза будущего тесно связана с психоисторией Айзека Азимова из его цикла «Foundation». Обратим внимание, что Азимов был прежде всего автором сотен научно-популярных книг, а уж потом фантастом. И затворнический образ жизни этого ньюйоркца, ни разу не летавшего на самолете, не мешал ему быть в курсе всех сторон современной жизни. В том числе и социальных. А вот на эту сторону азимовской SF внимание обращают куда реже, чем на естественнонаучную.

О чем же говорит нам цикл романов об Основании? Где Азимов провел границы применения психоистории?

Ответ прост. Крушение галактической Империи. Эра хаоса и раздробленности. И строительство новой Империи, «возврат к основам», заметно ускоренный деятельностью психоисториков. Классический сюжет, навеянный, как признавал автор, «Закатом и падением Римской империи» Эдуарда Гиббона.

Но в современной философии истории есть одна очень интересная парадигма, восходящая к работам культуролога Мирче Элиаде (Eliade). Сейчас его неплохо переводят на русский (не пугайтесь, если его книги найдутся в разделах магазинов, посвященных черной магии. Специфика исторического момента, знаете ли).

Так вот, вместо единого исторического времени выделяют по меньшей мере два. Циклическое время великих цивилизаций Востока. Календарные циклы. Весна, лето, осень. Рождение, жизнь, смерть. Сев, жатва. Череда битв, царей, подвигов и предательств.

И линейное время Запада. Время прогресса. Рубило, челн, парус, пар. Огонь дюз «семерки» на стартовом столе… Сюжетное время иудеохристианской культуры. Axialzeit. Осевое время философа Карла Ясперса.

И работа советских математиков и историков, и НФ Азимова рассказывают о процессах, происходящих в циклическом времени. Греция не сумела превратить свои знания в технологию, а знания Новой Империи покоятся на «Энциклопедии Основания». И очень похоже, что именно циклическое время является зоной применимости психоистории. Тут стабильна структура модели, не перетасовываются ее связи, не рвутся коэффициенты.

В случае же линейного времени математическое моделирование, как кажется, неприменимо в принципе. Ведь его возможность означала бы корректное описание открытий и изобретений до того, как они будут сделаны. Ну а это требует абсолютного всезнания о Вселенной…

Интересны и практические выводы из сказанного. Например, опальные олигархи, заполняющие новостные программы и из миллиардерских апартаментов переселяющиеся в СИЗО, пытаются защитить себя от чиновников методами цикличного времени. Спонсируют СМИ, башляют политиканам и мордоделам.

Наивно. В цикличном времени они всегда проиграют государству.

А. С. Пушкин понимал это куда яснее. В его наметках к «Сценам из рыцарских времен» история начинала двигаться изобретением пороха и книгопечатания, а отнюдь не песнями шутов!


Литература
[1] Малинецкий Г. Выбор стратегии. «КТ» #513, сс. 25–31.
[2] Гусейнова А.С., Павловский Ю.Н., Устинов В.А. — М.: Наука, 1984.

 

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.