Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Об осликах и морковках

АрхивКафедра Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   15.08.2007

Человек в высоком смысле этого слова становится человеком только тогда, когда делает выбор, не зависящий от обстоятельств, а чаще всего - вопреки им. И в научном познании, и в исповедании веры.

В своей недавней колонке Дмитрий Шабанов нарисовал забавную картину дебилизации высшего образования в постсоветской стране, служащей светлым идеалом для наших оппозиционеров либерально-демократического толка. Ну ладно если б у нас, в России, которую поток нефтебаксов уподобил державе из "Второго нашествия марсиан" братьев Стругацких. Но там-то, в царстве свободы и справедливости... Почему?

Для начала скажем, что и в России дела в этой сфере довольно забавны. Прежде чем писать эту колонку, я ознакомился с сообщением в губернской прессе о производстве в заслуженные деятельницы высшей школы местной докторши гуманитарных наук, пытавшейся однажды выбить у меня денежное пожертвование на археологические поиски запечатленной в камне стопы Христа, каковая (стопа) будто бы находится в среднерусской губернии, не почтенной присутствием даже самого скромного апостола. Мужика ваш покорный слуга спустил бы с лестницы, следуя заветам фельдкурата Отто Каца, но тут постыдная неполиткорректность заставила меня просто созвать коллектив, который немало повеселился.

И нечего пенять тут на молодую российскую государственность! Вот из упомянутой Шабановым редакционной статьи в Nature вытекает, что и на родине Великой хартии дела обстоят неважно.

И дело не в чьей-то злой воле, не в заговоре антисциентистов, возглавляемом служителями культа. Суть в другом. В слишком высокой производительности современных технологий. В слишком высокой эффективности глобального хозяйства.

Когда-то в дождевых лесах Мезоамерики людям для удовлетворения жизненных потребностей хватало десятой части трудовых ресурсов. Это породило удивительную храмовую архитектуру, спортивные соревнования (проигравшего приносили в жертву) и войны ради войн. Крайне кровопролитные и жестокие - посмотрите последнюю ленту Мэла Гибсона.

И сегодня в глобальном хозяйстве НАСТОЯЩИМ трудом заняты рабочие Третьего и инженеры и менеджеры Первого миров. Все остальные - по преимуществу потребители. И вот с этой-то точки зрения надо рассматривать происходящее в сфере образования.

Начнем с Nature. С кем он полемизирует, с монотеистической верой, как может показаться из статьи Шабанова?

Да нет! С суеверием и мракобесием. Теорию Дарвина приветствовала большая часть мыслящего духовенства - с их точки зрения она, как и геологическая летопись, говорила о том, что Творец (если вы принимаете его существование) - не Великий Часовщик, сотворивший мир и покинувший его, но присутствующий в нем Бог Живой авраамических религий. То есть дарвинизм указывал на СПОСОБ Творения, а не на то, имел ли место сей акт или это игра слепых стихий.

И ополчилось на научное мировоззрение немало духовных лиц. Ничуть не меньше, чем занятых чисто богословскими вопросами Уиклифа, Гуса, Цвингли... Дело в том, что церковь как земной институт частенько исполняет не самую благовидную роль. Она работает морковкой, которая маячит перед осликом, запряженным в мельницу; в странах с государственным культом оправдывает рабство на барских и казенных фазендах, уверяя, что если вам было скверно в этом мире, то в ином все будет в шоколаде.

В маленьких и поначалу бедных республиках Европы уверяют, что знаком избранности к спасению является успех, и если вам хреново здесь, то будет еще хуже там (что представляется логичным), однако если вы заработали крупный куш - вас ждут райские кущи (что абсурдно для каждого, кто знает, как НА САМОМ ДЕЛЕ достаются БОЛЬШИЕ деньги).

Но не спешите облекать науку и образование в незапятнанные белые одежды. Всего шесть десятилетий назад в школах СССР читался курс "Основы дарвинизма", в роли которого выступал примитивный ламаркизм академика Лысенко и старой большевички Лепешинской. Морковкой, которой трясли перед носом фабрично-колхозных осликов, было продовольственное изобилие, долженствующее проистечь из ветвистой пшеницы. В голодной стране это действовало почище перспективы сыграть на арфе на берегу райского потока. А в ФРГ 1950-х политики ждали изобилия от строительства АЭС, от которых как черт от ладана шарахались те же партии в восьмидесятые.

Дело в том, что в фантастически богатом современном обществе слишком много места для суеверий, и псевдонаучных, и псевдорелигиозных. Когда Англия экспортировала машины, в почете был Дарвин. Когда экспорт музыки превысил экспорт продуктов машиностроения, кумиром стал Гарри Поттер. Вот и все! Так что советую программировать игровые движки, а не станки.

Зачем описанная Шабановым паненка идет в вуз? Получить профессию? Чушь! Мужичонку найти или диплом получить, дающий возможность устроиться продавщицей в более приличный магазин или домработницей в более приличный московский дом. Постиндустриальное общество. Благосостояние общества заложено раньше и поддерживается не здесь.

Но все это описывает функционирование институтов и масс, но никак не определяет поведение людей. Ярчайшим учением ХХ века был экзистенциализм. Атеистический - Симоны де Бовуар, Сартра и Хайдеггера (последних рекомендую поклонникам марксизма и фашизма). Христианский - Ясперса и Марселя. И все эти течения говорят об одном. Человек в высоком смысле этого слова становится человеком только тогда, когда делает выбор, не зависящий от обстоятельств, а чаще всего - вопреки им. И в научном познании, и в исповедании веры.

- Из журнала "Компьютерра"

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.