Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сказки Гофмана

АрхивКафедра Ваннаха
автор: Михаил Ваннах   17.04.2007

Гофман известен преимущественно как писатель. Но этот юрист и сын юриста был еще и художником-декоратором, и композитором, и музыкальный критиком, и дирижером.

Сто восемьдесят пять лет назад, весной 1822 года, в "силовых" кругах Берлина финишировала чиновничья разборка. Министральдиректор прусского Полицайминистерства Фридрих фон Шукман доводил до успешного завершения начатую его коллегой Карлом Альбертом фон Камптцем интригу против судьи в Immediatkommission, Чрезвычайной комиссии королевства Пруссии по расследованию политической "и другой, опасной для государства преступности".

Козырной картой послужило дело студента Густава Асверуса. Прусская полиция, бдительно следившая за членами гимнастических союзов и прочими буршами, обнаружила в дневнике юноши слово "mordfaul", "смертельная гниль". Явно относящееся не к помологии, а к практической политике. Поэтому Густаву и стали шить дело. А судья стал мешать. Нет, не становясь на сторону "демагогов", как звалась тогдашняя оппозиция, но требуя от полиции соблюдения всех положенных формальностей. Но это была серьезная ошибка. И канцлер князь фон Гарденберг уже приказал взять судью под стражу. Но помешала болезнь. Печени, затем суставов. И судья ускользнул от прусского правосудия, скончавшись 25 июня 1822 года. Звали его Эрнст Теодор Амадей Гофман.

Родившийся в 1776 году в Кёнигсберге, Гофман известен преимущественно как писатель. Но этот юрист и сын юриста был еще и рисовальщиком, и художником-декоратором, и композитором, и музыкальный критиком, и дирижером. И это все параллельно чиновничьей службе.

Удивительно мультимедийная фигура. Рисуя в 1802 г. едкие карикатуры для бала-маскарада в Познани, он удостаивается высокого гонорара - перевода в захолустный Плоцк за оскорбление господ из высшего света. Служа в 1804–06 гг. в Варшаве, принадлежавшей тогда Пруссии, советник юстиции Гофман организовывает там симфонический оркестр. Но в историю музыки он входит как автор первой романтической оперы "Ундина". (На русский эта поэма Фридриха де ла Мотт Фуке переведена В. А. Жуковским.)

После разгрома Пруссии войсками Наполеона потерявший казенную службу Гофман, живя в Бамберге, затем Дрездене и Лейпциге, работает дирижером, театральным композитором, заведующим литературной частью. И тогда же он начинает писать прозу. Прозу, на которую удивительное влияние оказывают графика, живопись, музыка...

Причудливые рисунки француза Жака Калло (1592–1635) дают и имя и "формат" циклу новелл "Фантазии в манере Калло". Итальянскому живописцу Сальватору Розе (1615–1673) посвящена новелла "Синьор Формика". А в самом первом рассказе Гофмана, "Кавалер Глюк", написанном в 1809 году, в Берлин возвращается покойный композитор.

Искусства в творчестве Гофмана сплетаются не во внешней форме, а в глубочайшем внутреннем содержании, рождая новую сущность.

И все творчество Гофмана пронизано слиянием старых и рождением новых сущностей. Пронизано вниманием к соотношению "мира внутреннего", "Innere Welt", и "мира внешнего", "Aussenwelt". "Есть мир внутренний, равно как есть духовная сила, с помощью которой мы познаем его с полной ясностью и блеском в движении жизни, но таков уже наш земной удел, что рядом с ним еще стоит мир внешний, в который мы заключены и который действует на эту духовную силу как двигающий рычаг". Такова была программа, положенная в основу как работы литературного кружка "Серапионовых братьев", - кроме Гофмана назовем из его членов писателей Шамиссо и де ла Мотт Фуке, - так и одноименного цикла рассказов.

И вот это лаконичное обозначение двух миров кажется удивительно актуальным в наше время, когда информационные технологии дают нам как средства для расширения внутреннего мира, так и инструменты, позволяющие отобразить в мир внешний и языком внешнего мира его, мира внутреннего, содержание.

И современные иллюзорные, "виртуальные", как несколько неточно их именуют, миры. Гофман был весьма внимателен к проблеме соотношения внешности и содержания, обращая это в яркие образы. Торговка яблоками в "Золотом горшке" обращается в настоящую ведьму. Архивариус Линдгорст являет суть могучего волшебника, потомка принца Фосфора. За скучным мирком карликовых германских княжеств кипят демонические страсти. Концепции подсознания, коллективного бессознательного отливаются в ярчайшие художественные образы за век до их появления в науке. И вообще Гофман на века опередил коммерческую мифологию. Вот любимый авторами романов ужасов "Doppeltgaenger", злобный двойник. В дневниках Гофмана это слово появляется еще 6 января 1804 года, приобретая поразительную психологическую достоверность. Показывая удивительную способность всего, в том числе и нас самих, обращаться на службу зла.

И эту способность, - одним из первых! - Гофман рассмотрел в науке. Образы зловещих спектроскопистов, мрачных Продавцов барометров, заменившие колдунов. Сама эстетика Гофмана, эстетика романтизма. Не вырвавшийся на волю субъективизм, но объективное отображение как неоднозначностей человеческой души, так и общества, в котором рационалистические надежды Века Просвещения обернулись гильотиной и мясорубкой наполеоновских войн.

- Из журнала "Компьютерра"

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.