Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Плановое снижение градуса

АрхивГолубятня-Онлайн
автор: Сергей Голубицкий   09.02.2009

На прошлой неделе Сергей Голубицкий продемонстрировал, как концентрация индийского сознания на жизни здесь и сейчас в ущерб прошлому и будущему проявляется на уровне языка. Теперь рассказывает об ужасах этой концентрации на уровне быта.

Заключительную статью индийского цикла 2009 года посвятим негативным впечатлениям, без которых, конечно же, путешествия в иноземные страны не обходятся в принципе. Индия - не исключение, и, полагаю, составленная мною лоция сохранит читателям пару-тройку нейронов. Как следствие - подводные камни не станут неожиданностью, а потому и не заслонят истинную красоту этой удивительной страны. Начнем с главного: повседневность и быт никогда не определяются национальной и духовной элитой, а - самой посредственной и самой неприглядной массой населения. Скажем, тональность столицы нашего родного государства задается не членами-корреспондентами Академии наук, не студентами Московского государственного университета и даже - странно, правда?- не банкирами и офисным планктоном. Тональность Москвы задается сворами бродячих собак, кодлами бомжей, среднеазиатскими дворниками и гастарбайтерами, которые заполоняют собой полые пространства города.

Ситуация естественная и нормальная, поскольку Москва в частности и Россия в целом переживает сегодня энергичный процесс становления нового пассионарного этноса, который приходит на смену вырождающейся титульной нации, вымирающей, к великому сожалению, семимильными шагами (по миллиону в год). На смену русскому человеку приходит лицо доселе неведомой национальности, которое складывается из гиперэнергичных кавказских людей, гипержизнестойских узбеков и таджиков, мягких, но работящих малороссов и, конечно же, самих русских, сохранивших заряд пассионарности, достаточный для выживания в жестких и жестоких реалиях капитализма.

По иронии судьбы новый российский пассионарий возрождает на этническом уровне то, что было принято называть советским человеком. Разница в социальных архетипах состоит в том, что homo soveticus не хотел работать и при этом постоянно разевал рот для потребления хлеба и зрелищ (А. А. Максимов, "Бандиты в белых воротничках"), а российский пассионарий не просто работает, а работает с остервенением, поскольку осознает, что вожделенная жизненная цель достижима лишь неимоверными усилиями индивида.

Кстати, о цели. По определению пассионарность представляет собой "избыток биохимической энергии живого вещества, задающий способность к сверхнапряжению и порождающий жертвенность ради иллюзорной цели". Вектор пассионарности homo soveticus был идеален, утопичен и возвышен (построение коммунистического общества), вектор новой российской пассионарности реалистичен, пошл и принижен. Имя этого вектора - материальное самонасыщение и вещное стяжательство, две высшие ценности капиталистического общества.

Проблема в том, что новый российский пассионарий - западный homo economicus только по форме, тогда как по содержанию это всё тот же старый добрый рудимент homo soveticus. В результате мы получаем химерического коммунального урода, которому, к счастью или горю, предстоит в очень скором времени стать доминирующим этническим архетипом жителей территории того, что некогда являлось Россией.

По вопросам исчерпывающего анализа homo soveticus, а также первого приближения к новому российскому пассионарию, отсылаю читателей к исследованиям великого нашего ученого Александра Александровича Зиновьева, мы же сейчас займемся индийскими реалиями, рассмотренными в контексте вышеизложенной теории.

Как правило, динамику общества задает надлом, в нем присутствующий изначально. В Индии таким надломом является спайка трех цивилизаций, которая выдала на-гора химеру, болезненно напоминающую нашу российскую. Основа индийской культуры и быта - древнейшая цивилизация вед, которая сегодня сохранилась лишь в санскритском письменном наследии, в религиозных ритуалах, эзотерических практиках (джьотиш, аюрведа и т. п.) и в дхармашастре (этическом кодексе), основанной на "Законах Ману" (приблизительно 1250 г. до н.э.). Идею ведической цивилизации несет в обществе каста браминов - предельно малочисленная, утрачивающая влияние в обществе и размывающаяся под натиском урбанизма.

На ведическую основу наложилось более чем 750-летнее мусульманское влияние (начиная с 1001 года, когда Махмуд Газневи нанес поражение Джаяпале из индуистской династии Сахи), которое на бытовом уровне определяет в современной Индии гораздо больше, чем все остальные влияния вместе взятые. Наибольшее удивление туристов, вдохновленных по наивности Камасутрой и тантрическими перепевами Ника Дугласа и Пенни Слингер, вызывает тотальная асексуальность современного индийского общества и его предельное пуританство. Какая, к черту, Камасутра, если после прилюдного поцелуя Ричарда Гира и местной кинодивы Шильпы Шетти (апрель 2007 года, концерт в Нью-Дели, приуроченный к борьбе со СПИДом) на улицах Индии жгли портреты актеров, а мумбайские борцы за чистоту национальной идеи скандировали денно и нощно "Смерть Шильпе Шетти!" и "Долой оскорбителя индийской культуры!". Такое впечатление, что Камасутру придумали и описали марсиане.

На самом деле, так оно и есть: Камасутру написали совершенно другие индусы, точно так же, как совершенно другие мусульмане писали сказки "Тысячи и одной ночи". К современным индусам и мусульманам эти давно забытые традиции не имеют ни малейшего отношения.

Захват британцами Бенгалии в 1764 году положил начало третьей цивилизационной экспансии, которая по влиянию аналогична "лампочке Ильича" в России. Европеизация практически никак не проявилась на уровне религии и культуры, зато основательно изменила государственную систему Индии. Структура власти, парламентская форма правления, законодательная и финансовая система, почта, а также столь важные, хоть и внешние, признаки индустриального общества, как густая сеть железных дорог, мосты и - главное - гигантские центры урбанизма - все это подарки Туманного Альбиона.

Из причудливого симбиоза получилось то, что только и могло получиться: химерическое общество, время от времени взрывающееся заложенными в нем неразрешимыми противоречиями. Несовместимые и чуждые друг другу мусульманская, британская и ведическая системы ценностей, принципы нравственности и морали постоянно сталкиваются между собой, порождая не только формальные катастрофы (типа осенних терактов в Мумбае), но и неврозы, которые на бытовом уровне проявляются в ценностной дезориентации общества.

Если бы меня спросили, что угнетает иноземных путешественников в Индии больше всего, я бы не раздумывая ответил: "Отсутствие у индусов глобальных устремлений в жизни!" Самое трагичное, что самих индусов их дезориентация вовсе не угнетает, более того - они её, по сути, не замечают, поскольку не осознают на рациональном уровне. Зато бледнолицый десант подобное отсутствие глобальных устремлений индусов бесит нещадно, поскольку напрямую отражается на качестве жизни этого самого десанта.

На прошлой неделе я продемонстрировал читателям, как концентрация индийского сознания на жизни здесь и сейчас в ущерб прошлому и будущему проявляется на уровне национального языка (все, что не сегодня, то "кал"). Теперь расскажу об ужасах этой концентрации на уровне быта.

В свое время я делился с читателями воспоминаниями о Ташкентском международном кинофестивале, на котором в советские 80-е годы я неоднократно трудился переводчиком. Помните легендарное словечко "Хоп!", коим узбекские организаторы отвечали на любую просьбу обеспечить транспорт для доставки будь то румынского режиссера на творческий вечер в местный кинотеатр, будь то кубинского сценариста, подкошенного стенокардией после ночного возлияния, - в больницу? "Хоп! Хоп!" - говорили узбекские организаторы, и... ничего не происходило. Узбеки божились, что "Хоп" переводится безобидно - "хорошо", "ОК", однако, судя по результату, в словечке затаилась аббревиатура: "Х(рен) О(т нас) П(олучите)!".

Хотите верьте, хотите нет, но в Индии существует собственный "Хоп!", только вариантов больше. Эти и "Аччха!", и "Тхиике!", на худой конец - "Йес!" - все с неизменным результатом: дыркой от бублика! Единственное отличие от узбекского расклада: в индусской неспособности пунктуально выполнить обещанное отсутствует злорадство (у узбеков, надо полагать, продиктованное постылой зависимостью советской республики от метрополии), но от этого, как вы понимаете, не легче.

Как следствие, находясь в Индии, вы не можете ни на что и ни на кого полагаться, кроме самого себя. Поймите правильно: никто вам зла не желает, люди относятся к вам с предельным радушием, просто от природы они такие... безалаберные. Расслабленные по...исты - в растафарском смысле этого слова. Для наглядности продемонстрирую индусское отсутствие глобальных устремлений примерами из персональных мытарств.

Революционный "Интернет третьего поколения"

Нетрудно догадаться, что максимум бублика возникает в ситуациях, связанных с цивилизацией и технологиями. Принести фрукты с рынка, подобрать ткань и сшить панджаби, состряпать панир тика масала - без вопросов: все делается быстро, энергично и эффективно. Зато запланировать экскурсию, вовремя подогнать машину, наладить работу - не приведи господи! - мобильной связи или - совсем уж инфернально! - настроить Интернет в интернет-кафе, где ты, черт бы тебя побрал, вроде как работаешь, состоишь в штате и должен хоть какое-нибудь лыко вязать, - это увольте! Тут уж, как говорится, "Lasciate ogni speranza voi qh’entrate"1.

Сколько я намаялся с мобильной связью и Интернетом в Индии в этом году, страшно подумать, не то что озвучить! Ладно бы - что-то там не работает, связь падает, подбираются неправильные тарифы. Это лютики. Постоянно обещают и... не делают, обещают и... не делают, моргают честными глазами и... не делают, улыбаются от уха до уха и... не делают, - вот ведь где цветочки порылись!!! При этом я вижу, что не понимают ни хрена, что говорят, не понимают, что обещают, вообще ничего не понимают, оттого ничего в результате и не получается! Зато - улыбаются!!! Постоянно травят лыбу, в которой сквозит - нет, не издевательство! - но упрек: "Да расслабься ты, чувак! Чего завелся? Дался тебе этот Интернет, эта мобильная связь! Посмотри вокруг: какая природа, какой океан, какие креветки жирные! Жизнь кипит, девушки тайком поглядывают, промеж себя хихикают, шушуку свою шушукают! А ты заладил: Интернет, Интернет!.."

Вхожу в интернет-кафе: "Связь есть?" "Ноу, сэр!" - и лыбится. Чему, собственно, радуешься? Что нет связи и клиент уходит? "О! Вот появилась связь! Вам везет, сэр!" Сажусь. Гружу письма - скорость 4 килобайта в секунду: "Почему у вас написано, что High Speed Internet, если скорость, как на дайлапе?!" Что-то проверяет: "Нет, сэр! Скорость очень высокая - 100 мегабайт!" Я даже поперхнулся, но вовремя беру себя в руки: "100 мегабайт - это скорость локальной сети, а я говорю про Интернет". "Wide Area Network!" - гордится познаниями сотрудник интернет-кафе. "Да". "Wide Area Network тоже 100 мегабайт!" Без комментариев.

Печально, что я наблюдаю за состоянием индийских коммуникаций в динамике, и динамика эта ужасает. В прошлом году все буквально летало - и широкополосный Интернет от государственного провайдера BSNL, и GPRS на мобильной связи. В этом году - все стоит. Скорость BSNL - 27 kbps на пике, который обычно держится не больше 10–15 секунд, после чего трафик обваливается до нуля, так что в среднем получается 4–5 kbps. Маршрутизаторы у всех стоят допотопные - никаких тебе "Асусов" и "Зайкселей", все сплошь "Хуавеи" образца 2002 года.

Долго не мог понять, почему сети в интернет-кафе падают каждые полчаса. Понял - там стоят не роутеры, а свитчи эзернетовские на восемь сосок! В результате архитектура сетей повсюду одинаковая: WAN-канал подключается напрямую к одному компьютеру в зале интернет-кафе, а уж тот распределяет сигнал по остальным клиентам (через свитч). Компьютеры (в том числе и импровизированные серверы) стоят маломощные, пяти-шестилетней давности, оттого постоянно виснут, а вместе с ними обваливается и вся сетка.

Ничто, однако, не сравнится с состоянием индийской мобильной телефонии. Опять же - регресс за год налицо: экспансия происходит колоссальная, соты не успевают разворачивать даже на треть новых потребностей, в результате GPRS - это 1–2 kbps, и то если повезет.

В Ришикеше был Airtel, который хоть как-то еще работал (рано утром и почему-то после обеда - вечером связи никогда не было). В Гоа государственный и вроде бы как общефедеральный Airtel ловит сигнал только в аэропорту, столице Панаджи и выборочно местами - в Калангуте, Мапусе и Анжуне. Севернее (Сиолим, Маржим, Ашвем, Мандрем и Арамбол) - ёк. Порекомендовали оператора IDEA. Взял. На свою голову. Ладно там головомойка с регистрацией: Индия весьма своеобразно борется с терроризмом - теперь для подключения мобильника требуется копия паспорта, визы и две фотографии. Из той же оперы - невозможность анонимного пополнения счета: все делается через офис авторизованных агентов - приносишь деньги, сообщаешь номер, а деятель пополняет твой счет через собственный мобильник.

Спрашиваю: "Неограниченный план GPRS у IDEA есть?" По глазам вижу - слово GPRS слышит второй раз в жизни (первый - прочитал на рекламном листке мобильного оператора, чьим авторизованным агентом деятель является), однако отвечает уверенно и спокойно: "Конечно, есть!" "Подключите мне тогда, пожалуйста, unlimited". Записывает номер моего мобильного, утвердительно кивает. Успокоенный, иду домой, соединяюсь, скачиваю почту, загружаю десяток фотографий на sgolub.imgsrc.ru... упс! Связь прерывается. Заподозрив неладное, проверяю состояние счета - так и есть, остаток - 5 рупий! А ведь только что положил на счет 900 рупий! За полчаса трафик сожрал месячную индийскую зарплату.

Сажусь на скутер, мчусь в офис. Невозмутимая улыбающаяся физия агента. Аджаном зовут. "Какого хрена?!" "Ща разберемся", - Аджан, еле шевеля руками (жарко!), набирает номер справочной IDEA и интересуется: "Скажите, как подключиться к неограниченному плану GPRS?" Ну не засранец, а?! Что же ты мне подключал в предыдущий раз?!

Посылаем SMS с текстом UNLT по номеру 54666. В ответ: "Сообщите номер модели телефона для настроек!" Посылаю для смеха HTC 4G Max, хотя ясно, что никаких настроек не будет. "Сколько длится подключение к неограниченному плану?" "24 часа". Что ж, ждать не привыкать!

На следующие сутки, пребывая в полной уверенности, что план unlimited подключен, выхожу в Сеть, что-то качаю, передаю, получаю - через час со счета исчезает еще 1000 рупий! В этот момент запал тухнет, энергия растворяется, все становится по фигу. SIC! - идеальное индийское состояние.

На автомате вяло качу в офис, снова звоним в IDEA, снова что-то уточняем, снова получаем путанные фиктивные инструкции... Короче, так: через десять дней после приобретения SIM-карты и испробованной дюжины настроек точки доступа, номера дозвона и SMS-запросов воз не сдвинулся ни на миллиметр: неограниченного GPRS как не было, так и нет.

Вдруг узнаю, что у IDEA есть революционный "Интернет третьего поколения", который работает через специальный USB-донгл! Net Setter называется. Прыгаю от радости: "Неужто как на волшебной Незалежной?! Неужто EVDO? Может, повезет - даже окажется, что Revision A!" Лечу к агенту: "Net Setter is out of stock!" Еду к другому - та же картина, еду в Арамбол - тоже нет, Сиолим - нет! Где есть, блин? В Мапусе - большом центре к югу. Качу в Мапусу, нахожу центральный офис IDEA, покупаю за 3450 рупий донгл (маде ин Хуавей, разумеется) и неограниченный план GPRS (750 рупий в месяц).

Забыл сказать: никакого EVDO не ночевало, речь идет о банальном EDGE/GPRS, но на безрыбье и это старье - 3G. К тому же в центральном офисе IDEA прояснили: на обычные SIM-карточки неограниченный GPRS подключить невозможно, для него как раз и существует Net Setter (интересно, что мы тогда последние десять дней подключали?).

Ладно, круто. "Как быстро проходит активация?" "48 часов!" "Завтра суббота, потом воскресенье - нерабочие дни?" "Не волнуйтесь, в понедельник все уже подключится!" - уверяют специалисты специализированного центра IDEA.

Наступает понедельник - ничего не подключилось. Уже пошел третий день. Ах, да - сегодня же государственный праздник, 26 января! Правда, частные компании (а IDEA - это детище Aditya Birla Group2) вроде должны работать. Щаз вам - "должны"!

Что мы имеем в сухом остатке? Имеем двенадцать дней в Гоа и до сих пор - отсутствие надежной связи! Если не считать интернет-кафе, которые не только ужасают скоростью коннекта, но еще и не позволяют отсылать письма из клиентских программ (вроде Outlook или The Bat!) - такое бывает у допотопных провайдеров, требующих использования собственных SMTP-серверов (для перлюстрации почты, надо так понимать). Одна незадача: поголовно все сотрудники интернет-кафе (проверил шесть заведений) не то что адрес SMTP-сервера не знают, но и слово такое толком выговорить не в состоянии. Короче, расслабься друг, шмальни козью ножку, закуси вискариком! Welcome to Goa!

P.S. Никакие местные вариации на тему "Хоп!" и проблемы Интернета не в силах омрачить мое главное переживание: "Я - в Эдеме! Чрезмерно расслабленном, но все же - раю!"


1. Надпись на вратах Ада у Данте: "Оставь надежду всяк сюда входящий". [вернуться]

2. О семейном клане Бирла и его бесчисленных бизнесах я писал в "Бизнес-журнале" (колонка "Бирла" из рубрики "Чужие уроки"). [вернуться]

Из еженедельника "Компьютерра" № 05

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2017
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.