Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Анатолий Вассерман: Китай осваивает сложное

АрхивКолонка Вассермана
автор: Анатолий Вассерман   11.03.2011

Лет через 10-15 КНР будет всерьёз претендовать на роль единоличной сверхдержавы, контролирующей весь остальной мир ничуть не слабее, чем Великобритания ещё полтора века назад.

"Компьюлента" сообщает: "Китай создал суперкомпьютер на основе собственных процессоров". Правда, процессоры разработаны далеко не с нуля: в их основе - давно известная процессорная архитектура MIPS, успешно используемая с давних пор во многих системах, в том числе и добившихся немалой коммерческой популярности. Но, судя по компьюленточному сообщению, конкретная модель процессора, использованная в китайском суперкомпьютере, не только производится в самом Китае, но и спроектирована там же. А это уже бесспорное серьёзное достижение в области схемотехники.

Уже добрый десяток лет многие политические аналитики прогнозируют предстоящее противостояние Китайской Народной Республики с Соединёнными Штатами Америки. Я в эту страшилку не очень верю потому, что КНР и США сейчас образуют фактически единую производственную структуру. США - мощнейшее в мире конструкторское бюро, КНР - соответствующий по мощности завод. Бороться друг с другом им так же незачем, как незачем правой руке бить левую: куда лучше совместно бить другие организмы.

Правда, взаиморасчёты между звеньями технологической цепочки преизрядно запутаны. Прежде всего, значительная часть граждан США, ранее занятых в непосредственном материальном производстве, после его переноса в регионы дешёвой рабочей силы оказалась приспособлена к творческой деятельности ничуть не лучше большинства граждан любой другой страны.

Соответствующая адаптация к новому, творческому, свободному от рутины роду занятий потребовала бы радикального совершенствования мышления и чувств большинства граждан США. Это, в свою очередь, может резко понизить эффективность нынешних методов управления обществом: слишком уж значительная часть современных политических технологий ориентируется на манипулирование эмоциями и препарирование полуправды.

Американские политики выбрали путь попроще. По крайней мере с начала 1990-х большинство людей, высвобождаемых из сферы материального производства, направлялись даже не в сферу услуг (где более востребованы иммигранты, непритязательные к условиям труда и не требующие от клиентов уважения), а в разнообразные занятия, не приносящие обществу реальной пользы. Их заработная плата представляет собою фактически пособие по безработице, замаскированное красивыми словами.

Маскировка же вводит в далёкое заблуждение. Обычный безработный понимает свою отдалённость от потоков производимых и потребляемых материальных благ, а потому готов смириться с ограниченностью своей доли в этом потоке. Безработный же, шьющий лоскутные одеяла в память о жертвах СПИДа или рисующий картины перекатыванием по холсту обнажённых и обмазанных масляной краской женских тел, может искренне веровать в полезность и даже творческую ценность своих деяний. А потому требует оплаты, сопоставимой с доходами действительно востребованных деятелей.

Более того, даже в сфере услуг (казалось бы, непосредственно адресованной конкретным потребителям и напрямую зависящей от их решений и удовлетворённости) производится немало сомнительного. В частности, едва ли не половину доходов этой сферы в США получает юриспруденция - занятие, связанное не с созданием каких-то реальных материальных или духовных ценностей, но исключительно с перераспределением уже созданного.

Таким образом, Соединённые Штаты Америки потребляют существенно больше, чем производят - если под производством понимать не просто затрату труда, но создание чего-то полезного другим. Разницу оплачивает в конечном счёте весь остальной мир.

Технологии оплаты я в разное время и в разных аспектах рассматривал (и, вероятно, ещё не раз буду изучать) в "Бизнес-журнале". Здесь же достаточно отметить, что сводятся они в основном к двум приёмам: кредитованию под залог ценных бумаг, привязанных не к каким-либо реальным ценностям, а к другим ценным бумагам (так называемые производные - деривативы), и неразумному завышению отчислений в пользу автора новинки (или того, кто перекупит у автора право ограничения копирования). Оба канала напрямую затрагивают Китай - и как копировщика американских разработок, и как вынужденного (ибо доллары девать некуда) держателя разнообразных якобы ценных бумаг.

Тем не менее даже такое взаимодействие с США выгодно для КНР. В частности, потому, что товары, разработанные в США и сделанные в КНР, продаются не только в США, но и по всему миру. Таким образом КНР собирает не только необеспеченные доллары, но и деньги других стран мира, обеспеченные их собственной продукцией. Часть этих денег - через лицензионные отчисления обладателям права ограничения копирования - попадает в США. Так что весь производственный тандем США-КНР, рассматриваемый как единое целое, остаётся в заметном выигрыше.

Очевидно, для США конкурент - не КНР, а Европейский Союз, располагающий собственным первоклассным конструкторским бюро и поэтому способный заместить США в производственном тандеме. Более того, в этом плане опасна для США даже Россия, где вопреки четвертьвековым усилиям реформаторов всё ещё сохранился немалый научный и конструкторский потенциал, да ещё и неплохо адаптированный к потребностям слаборазвитых рынков, сложным условиям эксплуатации, скромной квалификации работников и прочим особенностям, актуальным в самом Китае и у многих потенциальных потребителей его продукции. Сама же КНР - ценнейший партнёр.

Но партнёр проявляет с каждым годом всё больше самостоятельности. Правда, китайские самолёты и космические ракеты всё ещё копируют советские разработки (ведь благодаря нашим экономическим перетасовкам немалую часть наших разработчиков по сей день можно покупать за гроши вместе со всем их громадным опытом, накопленным на государственной службе). Да и пассажирский самолёт китайской разработки, показанный на днях в теленовостях, выглядит довольно удачной вариацией на тему, давно обсосанную и отшлифованную многими десятками конструкторских бюро всего мира. Но, скажем, прототип китайского истребителя stealth, несомненно, не вполне срисован с американского F-22 или российского Т-50, ибо значительная часть конструкторских и технологических нюансов, нужных для уменьшения радиовидимости самолёта, всё ещё надёжно засекречена. Да и работоспособная копия палубной модификации российского истребителя КБ Сухого потребовала немалых самостоятельных изысканий хотя бы в части металлов, стойких к воздействию сочетания жара реактивных струй и солёных морских брызг. Сообщение о китайском суперкомпьютере - из тех же указаний на растущую самостоятельность разработчиков, действующих в нынешней мастерской мира.

Кстати, прозвище мастерской мира носила в XVIII-XIX веках Великобритания, прославленная сочетанием конструкторской мысли и производственного потенциала, нужного для её воплощения. Она и была почти два века ведущей державой Земли. К началу XX века её в этой роли изрядно потеснила Германия, что и породило Первую Мировую войну. После Второй Мировой наиболее развитым и гармонично состыкованным конструкторским и производственным потенциалом обладали США и СССР - они и были общепризнанными сверхдержавами, делящими между собою весь остальной мир.

Китай пока не претендует на полную конструкторскую самостоятельность. Да и тамошняя традиция духовной жизни ориентирует в большей мере на подражание, нежели на творчество с нуля. Но традиции сохраняются лишь до тех пор, пока не мешают сегодняшней жизни. Судя по опыту СССР, от копирования чужих образцов до полностью независимого инженерного творчества может пройти менее поколения. Значит, ещё лет через 10-15 КНР будет всерьёз претендовать на роль единоличной сверхдержавы, контролирующей весь остальной мир ничуть не слабее, чем Великобритания ещё полтора века назад.

Конечно, и США, и ЕС, и Россия (в случае восстановления её в прежних границах, именуемых "СССР 1946-го года") - ещё далеко не экономические трупы. Любой из этих ключевых регионов может возродить былую производственную мощь и получше Китая сочетать её с конструкторской фантазией. Но пока, к сожалению, руководителям всех потенциальных уравновешивателей китайской гегемонии не хватает политической воли. США и ЕС интригуют друг против друга, Россия и вовсе отказалась от самостоятельности...

Между тем любая монополия пагубна. Та же Великобритания за пару веков глобальной гегемонии до того поглупела, что решила разобраться со всеми своими накопившимися проблемами самым рискованным, военным путём и принесла тем самым неисчислимые беды не себе одной, но всему миру. Попытка же Великобритании восстановить свою гегемонию хотя бы в Европе обернулась катастрофически недальновидной политикой, в немалой степени спровоцировавшей Вторую Мировую войну и вычеркнувшей из самой Великобритании всякие надежды на величие.

Китай, скорее всего, тоже не сможет адекватно вести себя в роли единственного источника всех принципиальных решений общемирового значения. Но до того как сформируется адекватный конкурент, КНР успеет наломать немало дров по всему свету. Значит, надо в ближайшее десятилетие восстановить былую промышленную мощь США, ЕС или России. Необходимые для этого организационные и экономические меры очевидны. Но потребуют решений, непопулярных у народа и пугающих других претендентов на ведущие роли. Кому из нынешнего поколения политиков хватит решимости?

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.