Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Ворожба Бимини

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   09.11.2012

Есть в Кастилии, Стране Замков, древний город Вальядолид. Исстари в Вальядолиде жил могущественный и многочисленный род дворян Понсе де Леон.

История эта произошла в давние времена. Настолько давние, что испанцы тогда полагались не на политкорректность с мультикультурализмом и помощь международной бюрократии, а на простодушную прямоту меча да личную предприимчивость. Есть в Кастилии, Стране Замков, древний город Вальядолид. В начале тринадцатого столетия туда переезжает двор короля Кастилии. В середине четырнадцатого в Вальядолиде основывают университет. Именно здесь произошло бракосочетание Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. И именно этот город в год завершения Реконкисты, освобождения Пиренеев от арабских оккупантов, в год первого плавания Колумба, в 1492-м, сделали столицей объединённой Испании.

Исстари в городе Вальядолиде жил могущественный и многочисленный род дворян Понсе де Леон. Графы, маркизы, герцоги, гранды Испании первого класса... Сегодня из этого рода больше помнят скромного монаха, не чуждого информационным технологиям. Бенедиктинец Педро Понсе де Леон (1520–1584) открыл школу для глухих в мадридском монастыре Сан Сальвадор и создал первый в мире язык жестов. Энциклопедии позапрошлого века знали брата Луиса Понсе де Леона (1527-1591), августинца, изящнейшего лирического поэта, теолога и профессора в университете Саламанки. Теологи-августинцы придерживались, скорее, идей Платона, вследствие чего вступали в спор с томистами-доминиканцами, следующими Фоме Аквинскому. Для решения спора доминиканцы, контролирующие инквизицию, прибегли к аргументам в духе христианского милосердия – Луису Понсе де Леону пришлось провести пять лет в тюрьме инквизиции. Место профессора университет за ним сохранял!

Но тот, о ком мы сегодня говорим, стоит и в семье, и в истории особняком. Вот со старинной гравюры глядит на нас пожилой идальго, похожий на Рыцаря Печального Образа. Родился Хуан Понсе де Леон, как считается, в 1460 году. Служил пажом при королевском дворе, как и подобало юному аристократу. Потом сражался, освобождая Гранаду от мавров. А дальше его позвала Муза Дальних Странствий.

"Двадцать дней, как плыли каравеллы,
Встречных волн проламывая грудь;
Двадцать дней, как компасные стрелы
Вместо карт указывали путь"

В первом плавании рядом с Колумбом Хуана Понсе де Леона не было. Говорят, что он сопутствовал Адмиралу Моря-Океана во втором, начавшемся осенью 1493 года, - том, о котором современникам поведал лекарь второй экспедиции Диего Альварес Чанка в "Письме властям города Севильи", а потомкам – патер Андрес Бернальдес, капеллан великого инквизитора, в "Истории католических королей". Чудеса южных морей. Быт карибов, хоть и не знающих металлов, но умеющих изготавливать копья и стрелы с остриями из рыбьих костей и обломков черепаховых панцирей. Это экологичное оружие, из полностью утилизируемого материала, обеспечивало карибам военно-технологическое превосходство над соседями, лишенными защитного вооружения. Мужчин отстреливали и съедали – врач Чанка описывает множество обглоданных костей. Женщин угоняли в сексуальное рабство. Карибы ценили не только процесс, но и результат - дети рабынь, предварительно лишенные детородного члена и откормленные, шли к праздничному столу... Идиллия. Но природная жизнь именно такова!


Хуан Понсе де Леон весьма похож на Рыцаря Печального Образа

В 1503 году Понсе де Леон возвращается в Вест-Индию уже капитаном. (Отряды испанцев были невелики, и звание капитана – весьма высоко.) Он успешно (натренировавшись на маврах) подавляет восстание индейцев и становится губернатором восточной части острова Эспаньола, той, где ныне любимая нашими курортниками Доминиканская Республика. (Зачем большевики переименовали старую добрую Эспаньолу в Гаити, понять невозможно...) С этого поста он приводит под власть католических королей нынешнюю "территорию Пуэрто-Рико", основывает её столицу Сан-Хуан и становится губернатором. Дальше – интриги. В них Понсе де Леону везло меньше (хотя служба пажа и должна была подготовить юношу в том числе и к этой стороне реальной жизни...). Пост губернатора он теряет, но обретает мечту...

Дело в том, что на Пуэрто-Рико он наслушался рассказов индейцев о волшебном острове Бимини, где есть то, что ценней золота, – источник вечной молодости. А время было полно чародейства, как писал Генрих Гейне в поэме "Бимини".

"Как-то утром, как невеста,
Выплыло из океана
Синих вод морское диво,
Неизвестная страна —

Новая страна с иною
Человеческой породой,
Птицами, зверьём, цветами
И болезнями иными".

И наш конкистадор находился в этой стране. Находился вооружённый мощью европейской технологии.

"Тем же временем и старый,
Собственный наш старый мир,
Изменен, преобразован,
Тоже сделался чудесным.

Из-за откровений духа,
Современного нам духа,
Из-за чар Бертольда Шварца,
Из-за чёрного искусства

Волнователя из Майнца,..."

Ну, монах - изобретатель пороха известен всем. А второй технологией, преобразившей мир, Гейне счёл книгопечатание; Волнователь из Майнца, "Eines Mainzer Teufelbanners" – это коллега Гуттенберга Johann Fust, или Faust, отождествляемый с Фаустом народной легенды. Так что в 1513 году Понсе де Леон становится венчурным предпринимателем – на свои деньги он снаряжает экспедицию для поисков Источника Молодости. Вообще, завоевание Нового Света было в значительной степени делом предпринимательским. "Инструкция короля и королевы Христофору Колумбу", служившая правовой основой его второго плавания, оговаривает, что адмирал получает десятую часть выручки от торговых сделок и, кроме того, восьмую часть выручки от меновой торговли, с возмещением Колумбом восьмой части стоимости товаров, которые будут отданы индейцам. (Причём все сделки должны проходить строго под наблюдением королевского контадора - прикомандированного к экспедиции бухгалтера-ревизора.)

В море Понсе де Леону везло. Он открывает цветущую землю, нынешнюю Флориду. Об открытии докладывает властям непосредственно в Испании (кое-что из курса феодальной интриги он всё же усвоил) и становится в 1514 году военным губернатором Бимини и Флориды. Но Источника вечной молодости Понсе де Леон среди цветов Флориды так и не нашёл. Вместо этого – поймал отравленную стрелу и обрёл могилу в Сан-Хуане.

Википедия, знающая всё, простодушно полагает, что жизнь Понсе де Леона отражена лишь Голливудом, "Секретными материалами" и "Пиратами Карибского моря". Строками Генриха Гейне она пренебрегает (даже немецкая версия Вики!). В нашей стране "Бимини" издавалась и на языке оригинала, и на русском (в колонке использован неопубликованный перевод Николая Гумилёва). Ну, о том, что Гейне, как и Пушкин в набросках к "Сценам из рыцарских времён", воплощением духа нового времени считал артиллерию и книгопечатание, военную и информационную технологии, мы уже говорили. Но в чём же Гейне усмотрел квинтэссенцию легенды о водах Бимини? Вот что обретал конкистадор...

"Тихой той земли, где жутко
Под тенистым кипарисом
Плещет речка, чья вода
Также дивно исцеляет —

Летой та река зовётся,
Пей оттуда, и забудешь
Всю печаль — забудешь ты
Все прошедшие страданья —

Добрый край с водою доброй!
Кто достиг его, не кинет
Никогда — затем, что это
В самом деле Бимини".

Воды Леты. Архетип забвения. Молодость как возможность забыть "все прошедшие страданья". Интриги, обиды, страдания от яда... Но – при этом забыть то, что формирует в этих страданиях человеческую личность. Возвращение к чистому листу... Совсем даже и не Delete, а абсолютный Wipe. Не удаление данных, а разрушение самой структуры, в которой они хранятся. Инициализация асинхронной нейросети, которая вроде бы и составляет нашу личность (Пенроуз experimentum crucis пока что не предложил...). Ехидный мудрец Гейне понял это ещё в позапрошлом веке. О чём думал в конце пути Понсе де Леон, нам знать не дано...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.