Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Война и бит

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   01.11.2012

Если раньше войны можно было избежать, наведя на страну-соперника ядерные ракеты, то сегодня необходим учёт множества противников и множества способов, которыми они могут нанести ущерб.

Весной 2012 года российскую публику настигло своеобразное послание из прошлого. По средствам массовой информации прошло сообщение, что Федеральная служба охраны закупила (как и положено, по публичной процедуре) противогазы-колыбельки для младенцев из семей охраняемых лиц. Предназначенные для защиты высокопоставленных младенцев от последствий применения оружия массового поражения. Очень интересный симптомчик...

Проще всего было бы порассуждать о возврате к эпохе холодной войны. Но лучше обратимся к отечественной классике советского периода. Куда более ранней, чем холодная война. Вот "Золотой телёнок" Ильфа и Петрова. Вспомним, как именно Корейко сбегает от Великого Комбинатора? Правильно, воспользовавшись учебной химической тревогой, повальным хождением широких масс граждан в противогазах и принудительной доставкой лиц, пренебрегших средствами защиты, в газоубежища... А это ведь - 1930-й год. Задолго до речи в Фултоне... Но - через дюжину лет после того, как военные планировщики Антанты размышляли о возможности завершения Первой мировой, затянись она до 1919 года, массированными химическими ударами по городам Германии. Чуть раньше тема химической войны была одной из главных в "Гиперболоиде инженера Гарина" Алексея Толстого. И в пьесах Михаила Булгакова она присутствует. То есть, отметим, оружие массового поражения пошло в дело на фронтах и стало фактором массового сознания для всего человечества задолго до выстраивания идеологического противостояния между социализмом и капитализмом (кайзеровская Германия была вполне капиталистическим государством с весьма развитыми демократическими институтами и эффективной по тому времени системой социального страхования; просто - не поделившим рынки с соседями...)

А вот - мир, разделённый Железным занавесом. Мир двух систем. К оружию химическому и бактериологическому добавилось оружие ядерное. Сначала у США, затем у СССР, потом - у всех постоянных членов Совета Безопасности. Копились мега- и гигатонны. Совершенствовались средства доставки. В-29 и Ту-4. В-52 и Ту-16. Ту-95 и В-58. Первые ракеты. Королевская "семёрка", крайне малопригодная для военных целей, но поразительно удачная для Космоса. Atlas и Titan. Minuteman и Polaris. Ставшие ответом отечественные ракеты Михаила Кузьмича Янгеля на высококипящем жидком топливе... Совершенствовались технологии, росла серийность. Но с точки зрения теории информации (дисциплины, году к 1960-му прочно обосновавшейся в общих инженерных справочниках, вроде первого тома "Справочника машиностроителя"), перерастание холодной войны в горячую, к счастью не реализовавшееся, было бы удивительно малоинформативным процессом. Его информационное содержание - всего лишь один бит. Есть война или нет. И это не менялось от того, как фиксировать данное состояние - по взрывам атомных бомб на своей территории или по отмеченным спутниками разведки или загоризонтными локаторами признакам пускам ракет.

Нет, конечно, в реальности всё было куда сложней. Войну можно было исчислять по движению бомбовозов к границам или даже по факту подъёма их с баз в количестве, превышающем обычное патрулирование вдоль границ СССР. За бомбардировщик можно было принять стаю птиц на перелёте. В идеале задачи штабистов пятидесятых-шестидесятых годов было бы очень полезно решать с использованием появившегося позднее аппарата нечёткой логики (fuzzy set logic). Но суть-то всё равно была однобитовой, самой примитивной из возможных: есть война между блоками или нет. И дело ничуть не менялось из-за того, что Великий Кормчий ссорился с Сеятелем Кукурузы, а де Голль выходил из военной организации НАТО. Два блока, два состояния - есть или нет.

А вот сейчас ситуация на планете совсем другая, и она, скорее, похожа на времена перед Первой мировой. Все в общем-то живут в рыночной экономике. Все связаны между собой хозяйственными связями (что лет сто назад считалось гарантией от войны). Монополии на оружие массового поражения нет ни у кого. Самым эффективным из его видов - ядерным - в последние десятилетия, кроме членов Совбеза и de facto примкнувшего к ним Израиля, обзавелись Индия с Пакистаном и Северная Корея.

И вот 6 октября 2012 года прибыл ещё один посланец из мира многобитовых войн. В этот день ВВС Израиля сбили над пустыней Негев неопознанный дрон. О принадлежности уничтоженного робота сведения появились лишь неделей позже. Лидер радикальной ливанской шиитской группировки "Хезболла" шейх Хасан Насралла признал, что дрон принадлежал этой энергичной организации. Причём собран беспилотник был на территории Ливана, откуда и ушёл в свой единственный полёт. Обратим внимание. Ливан, страна в пятидесятые цветущая, но истерзанная десятилетиями войны, оказывается способной собирать дроны. И пусть речь идёт лишь об "отвёрточной" сборке боевых беспилотников, прецедент весьма интересный. Конечно, израильские военные говорят, что и раньше догадывались о принадлежности дрона (может быть, они и правы, Моссад - организация любознательная). Но - всё равно. Речь идёт уже о задаче со многими неизвестными. Напряжённость между Израилем и Ираном налицо. А тут в районе ядерного центра в Димоне порхает непонятно чья пташка. Пока - разведывательная...

Но даже в исламском мире есть страны, не очень любящие шиитов. И - не восторгающиеся Израилем. И - имеющие столько денег, что способны нанять если не армии, то дивизии инженеров. И где гарантия того, что они не захотят чужими руками расправиться с недругом? Шиитскими с израильтянами или наоборот, значения не имеет. Резко возрастает неопределённость. Резко растёт объём информации, необходимой политикам для принятия сдержанных и ответственных решений. Вот Карибский кризис, не сходящий со страниц современных изданий. Но как тогда всё было просто: два блока. Решения принимают Кеннеди и Хрущёв. Мнения Кастро (страну которого выжгли бы янки) и Аденауэра с де Голлем, по чьим священным камням проскрежетали бы по пути к Ла-Маншу с Бискаем советские танки, во внимание не принимались... Да и воевать никто не хотел - американцам предстояло мирно войти в социализм (хм, а при Обаме почти получилось...), а русским - начать пить кока-колу под гамбургеры, что сбылось на все 100 процентов. Как же можно убивать будущего строителя коммунизма или потребителя товаров? А нынче - похуже. Резко растет число действующих лиц. И в строгом соответствии с законами науки комбинаторики растёт сложность подготовки решений...

Дрон - несерьёзно? Как сказать...До сих пор игра шла в одни ворота. США и Израиль с помощью дронов ликвидировали тех, кого считали причастными к террору (ну, и попавшие под раздачу, палящие в небо свадьбы...) И ударным дронам предшествовали разведывательные. А тут дрон, пока разведывательный, появился у оппонентов. За ним неизбежно последуют ударные. А в развитых государствах привлекательных для кибертеррора (осуществляемого не кибервирусом, а роботом, как его, робота, назвать - кибербактерией, что ли?) целей много. Простите, не буду называть конкретные мишени. Вернусь к примеру, о котором больше десяти лет говорил. Вот 9 октября 2001 года я обратил внимание, что книга В.Н. Попенко "Рельсовая война", рассказывающая о массовой диверсионной операции РККА в 1943-44 гг., на мой взгляд, не должна была бы увидеть свет в открытой печати. (Именно в открытой!) Книга - хорошая и интересная. Но - сведения в ней, ясно и наглядно изложенные, могли служить руководством для террористов нынешних. Теракты на железных дорогах, к сожалению, место имели, и так часто, что давать ссылки нет нужды... Очень противно оказываться правым в такой ситуации! Но железная дорога - всего лишь хай-тек начала индустриальной эпохи. А мы - в эпохе постиндустриальной. И нашу жизнь обеспечивают весьма уязвимые технологические структуры...

Мощь ядерного оружия завораживает. Но откуда пошли термоядерные ракеты? Да это фон Нейман придумал скомпенсировать мощностью атома отвратительную точность тогдашних ракет. Но точность ныне не проблема. Посмотрите, какую возможность привязки к местности даёт коммуникатор. И представьте, какие вычислительные мощности он несёт "на борту" - куда большие, нежели стоящие ныне на боевом дежурстве баллистические ракеты. А при росте линейной точности эффективность боеприпаса растёт по степенному закону. Так что даже тривиальный гексоген (из промышленных ВВ), давно облюбованный террористами, способен стать крайне высокоэффективным оружием, попадая именно туда, куда хочет злодей. А при выборе уязвимых инфраструктурных мишеней (вспомните 9/11) эффект может приблизиться к эффекту от применения ОМП. Причём появление дронов не у государств Первого мира служит звоночком из морга. Если описывать теракт 11 сентября в терминах кибербезопасности, то дело может быть представлено как внедрение злодейского софта в контур управления лайнерами. То, что софт этот был запущен на wetware, - лишь частный случай. А тут кибервирус не понадобится. В уязвимые места ударит кибербактерия (дрон мал по сравнению с... ну, заводом к примеру, но способен принести много зла, как и бактерия организму). Ну, пока дроны это даже не бактерии. Они не реплицируются самостоятельно (опять привет от фон Неймана, машинами которого дроны пока не являются). Пока они относительно организма - ядовитые насекомые; но вам не доводилось видеть умерших от анафилактического шока?..

И вот отсюда вытекает императив роста информационной насыщенности современных войн. Если раньше войны можно было избежать, наведя на страну-соперника ядерные ракеты и управляя ими одним битом "Пуск!", то сегодня необходим учёт множества противников и множества способов, с помощью которых они могут нанести ущерб. И поиск также весьма многочисленных и разнообразных способов, которыми противника можно остановить. Это потребует резкого роста квалификации политических и военных руководителей в вопросах информационного обеспечения войн. И неизбежность этого уже проникла в воздушное пространство Израиля 6 октября 2012 года.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.