Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Нечерноземье

АрхивКолонка Ваннаха
автор: Михаил Ваннах   24.02.2011

На планете живёт семь миллиардов душ, цены на углеводороды растут, и дешёвых продуктов ждать нам не приходится (продолжающиеся беспорядки в арабском мире - свидетельство этому).

Когда сегодня речь идёт о сельском хозяйстве России, тона преобладают минорные. Нечто отстало-убыточное. Особенно когда речь идёт о Нечерноземье, особенно Центральном, том регионе, который был ядром формирования России, который выносил на своих плечах тяжесть всех бед, войн и индустриализаций. А когда смотришь на цены в ближайшем супермаркете - печаль нарастает. Картофель по 60 рублей кило; правда, чистенький и сепарированный по сортам - отдельно для варки, отдельно для жарки, отдельно салатный. Морковь из изобилующего сельхозугодьями Израиля - по пятьдесят рублей, мелкие помидоры из Сенегала, на веточке - под три сотни...

Посмотрим на статистику сельхозпроизводства. Вот последний год плановой экономики, 1990-й: сбор зерновых в РСФСР - 117 миллионов тонн. Дальше - свобода и демократия. Благодаря усилиям всеми любимых реформаторов, спасших, как известно, нас от голода, урожай в 1995 году составил 63 миллиона тонн. Некоторые меры по привнесению порядка привели к тому, что в 2009 году Россия собрала 105 миллионов тонн зерна. Автор рискнул бы предположить, что реальный сбор был больше. Дело в том, что человек ведёт себя так, как выгоднее. В плановой экономике важнее всего было быть отмеченным начальством, для чего и шли в ход приписки. Теперь же отношения товарно-денежные, с доходов платят налоги. Вполне объяснимо, что крепкий аграрий норовит обмануть мытаря, занизив и посевные площади, и урожай. Есть и обратный процесс: необходимость кредитования заставляет хозяйства слабые показывать себя банкирам с лучшей стороны, то бишь в ход идут и старые добрые приписки. Но, на невооружённый взгляд, по количеству "двухсотых крузаков" у глав сельхозпредприятий, укрывательство урожая преобладает.

Про прошлый год, когда сбор зерна упал до 60 миллионов тонн, мы умолчим. Природные катаклизмы. Жара под сорок - это сурово. И на этот год ставят задачу собрать хотя бы 80-85 миллионов тонн. Но кто же будет добиваться этих цифр? На какой технике?

Так вот, отметим, что облик и машинного парка, и тех, кто работает с ним, претерпел кардинальные изменения. На полях губернии видишь комбайны Dominator фирмы Claas да John Deere. Трактора тоже от John Deere, и энергонасыщенные, и более лёгкие. Количество этих машин невелико, но больший объём работ делают именно они; и за счёт более высокой надёжности, и за счёт меньшей прожорливости (солярка-то нынче дорога). Прекрасная эргономика: органы управления легки и удобны, кресло не хуже, чем в рамном вседорожнике. И эргономика очень экономична - в страду механизаторы работают парами, день/ночь; здоровенный агрегат, озаряющий делянку галогенными лучами, виден с шоссе издалека и производит впечатление чего-то неземного. Это как повышает фондоотдачу от очень недешёвой машины, так и позволяет уложиться в недолгое время, уделённое нам суровой природой.

Комбайн Claas Dominator 150 Hydro

Приход таких машин в корне изменил структуру занятости в сельском хозяйстве. СССР долго боролся за повышение производительности труда, но кончалось всё отправкой студентов и инженеров на "битву за урожай". Сейчас же агрофирма, стабильно наращивая посевные площади и урожайность, без лишних слов сокращает численность занятых на работах в поле более чем в три раза за пять лет. (Поскольку нынче у нас принято радеть за создание рабочих мест, такими достижениями директор хвастается только в узком кругу.) Но - абсолютно изменился и состав механизаторов. Значительную часть их составляют инженеры и техники. Нет, не сельхозмашиностроения. Хотелось бы написать (как принято было в советское время), что новый, насыщенный микропроцессорами комбайн требует инженерных навыков от оператора. Нет, не требует, так же как легковушка, в которой мощность встроенных компьютеров больше, чем у истребителя. Компьютерные знания нужны на пунктах техобслуживания и диагностики, но это совсем иной бизнес. Дело в том, что традиционные механизаторы частенько имеют одну весьма популярную в отечестве нашем привычку... А доверять даже полупьяному (а они порой бывают и в зюзю) хлеборобу агрегат ценой во много-много миллионов рублей - это нарываться на очень большие убытки. И даже у мужика непьющего и домовитого есть старая добрая привычка: при помощи тряпицы, намотанной в нужном месте, безгрешно слить в страду ведерочко солярки.

Трактор John Deere 9030

Так что механизаторами нанимают горожан, на вполне вменяемую зарплату. Она колеблется по месяцам, но в год составляет от 700 до 900 тысяч рублей. Учитывая, что средняя зарплата в губернии ниже 16 тысяч в месяц, доходы пристойные и, кстати, минимально возможные. Без машины повышенной проходимости работать механизатором невозможно, живёшь ли в городке, где закрылся завод, или перебрался в служебный коттедж в деревне (хорошим специалистам агрофирмы предоставляют их охотно). В первом случае надо ездить на работу, во втором - за покупками, возить домашних к врачу (ассортимент товаров в сельских магазинах убог, а цены высоки, да и былые больнички закрываются). Экономисты же традиционно полагают, что стоимость авто должна соотноситься с полугодовым жалованьем. И нивы с козлами да патриотами укладываются в эти пределы, но крепкие агрофирмы испытывают нехватку такого персонала.

Процесс продолжается. В сельское хозяйство Нечерноземья приходят роботы. На вакансии доярок - дело в том, что кое-какие фермерские хозяйства обзавелись адаптированными к нашим условиям и достаточно продуктивными стадами коровок. Держат их, кстати, на открытом воздухе. При собственных угодьях с достаточной кормовой базой это вполне эффективно. Но обиходить стадо в шесть-десять дюжин бурёнок фермерская семья не может. А нанять местное население - не выход. Бабоньки тоже усердны по части зелёного змия, а приворовать - любо дело... Да и санитарные требования.

Короче - проще купить робот. За пару сотен килоевро. Lely Astronaut A3 Next. Он совсем не похож на железную молодуху в платочке.

Робот-дояр Lely Astronaut A3 Next. Видны и надетые, и ещё не надетые доильные стаканы.

Это загончик (или стойло - кто их знает, аграриев, что у них как обзывается) с мягким полом. Туда загоняют коровку, бесконтактно (вот уж где 3-D распознавание образов в реальном времени) определяют положение вымени, чистят соски мягонькими щёточками, надевают на них дезинфицированные паром стаканчики-приёмники... В действие робот приводит пневматика. Гарантия на основные узлы - пять лет, срок службы - не меньше пятнадцати. Увидеть в действии их можно в этом ролике. Фермер - доволен. Через год планирует обзавестись ещё машинкой. Довольны и потребители, выстраивающиеся в очередь за его молоком.

Такие роботы производит голландская Lely Group. По миру установлено свыше 9000 штук. Интересно, до какой величины упадет цена, стань производство массовым, перебазируйся оно в ЮВА?

Но в любом случае мы можем сделать некоторые выводы. На планете живёт семь миллиардов душ, цены на углеводороды растут, и дешёвых продуктов ждать нам не приходится (продолжающиеся беспорядки в арабском мире - свидетельство этому). Даже нечернозёмные угодья представляют в этих условиях изрядную ценность. Но буколического сельского хозяйства, видимо, не будет уже никогда. Восстанавливать его в Нечерноземье и по всей стране придется уже на качественно новом технологическом уровне, с минимумом занятых и очень серьёзными капиталовложениями в технику, в том числе роботизированную и компьютерную. Делалась бы она ещё в России...

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2017
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.