Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Илья Пономарёв: "В России наша Пиратская партия ещё слаба, хотя я её всемерно поддерживаю"

АрхивИнтерактивные интервью
автор: Марина Пелепец   20.10.2009

Депутат Государственной Думы и председатель Подкомитета по технологическому развитию ответил на ваши вопросы и рассказал, почему формально самый инновационный бизнес в России – это нефтяные компании.

Ответы председателя Подкомитета по технологическому развитию в Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи на вопросы читателей "Компьютерры-Онлайн".

Юлай Байчурин: Допустим, есть у меня некое инновационное предложение. Мои дальнейшие действия?

Вам нужно его качественно задокументировать, подготовить бизнес-план, обязательно включающий в себя план продаж и исследование рынка, зарегистрировать компанию и подать от её имени патентную заявку. Обычно этот этап – он, на самом деле, несложный – делается на собственные средства. Очень важно иметь в команде людей с опытом (собственно, без этого вы и не сделаете план развертывания компании). После этого можно идти к профессиональному инвестору. Это можно сделать и напрямую; но опыт показывает, что обычно инвестиционные компании скептически относятся к тем, кто пришел к ним с рынка, так же, как мы с вами обычно скептически относимся к продукции, которую нам пытаются продать всевозможные агенты по продажам – все предпочитают сами выступать инициаторами сделки. Эта проблема решается с помощью инвестиционных банков, которые выступают в сделках финансовыми консультантами, компаниями типа "Тройки Диалог", "Ренессанс Капитал" и др. Их можно нанять для представления ваших интересов. Львиная доля вознаграждения за их работу получается в случае успеха со сделки, если вы смогли убедить консультанта в высокой вероятности положительного результата, то этим вознаграждением можно и ограничиться. Главное – вы можете быть твердо уверены, что на рынке проблема не с деньгами, а с проектами, куда можно вложиться. И ещё – идея не стоит ничего, если она не защищена патентом, и нет понятного рынка для построенного на её основе продукта или услуги.

Alf Urby: Как вы считаете, достаточно ли инновационна идея такого проекта, чтобы пройти отбор в комитете/комиссии?

Владислав Иноземцев возглавляет рабочую группу, которая работает по заказу Владислава Суркова, готовя предложения к президентскому посланию. Таких групп несколько. Никакого отбора там нет и в ближайшее время не будет. Лучше вообще сильно не рассчитывать на какие-либо государственные средства – они, во всяком случае, сейчас, очень неудобные, и вы потеряете кучу времени и сил, пытаясь до них добраться (если, конечно, у вас есть реальный проект, а вы не хотите просто поучиться работать с чиновниками или получить мелкие деньги в виде гранта, например, фонда Бортника). Наиболее многообещающая инициатива для создания настоящего работающего стартапа – готовящийся к запуску в декабре посевной фонд РВК.

Aceler: Предпринимается ли что-нибудь в области регулирования государственного ПО для предотвращения повторения ситуации с ЕГАИС?

Я очень остерегаюсь слова "регулирование". С нынешним составом лиц, принимающих решения от имени исполнительной власти, конечно, всего можно ожидать, но дело здесь не в технологиях, а в методологии. ЕГАИС – это была проблема идеологическая.

Сегодня любой предприниматель для обеспечения хозяйственной деятельности должен купить какую-нибудь программу для ведения этой деятельности (сама необходимость такой программы вызвана сложностью нашего учёта, и этот вопрос не к Вам). К счастью, их хотя бы несколько. Почему налоговая не предоставляет налогоплательщикам нормальные бесплатные средства сдачи отчётности? Нормальные – это не налогоплательщик ЮЛ, который постоянно рекламу показывает.
То же и со сдачей отчётности через Интернет. Существует единственная платная программа для сдачи такой отчётности. Совершенно непонятно, почему она единственная и почему она платная.

Все зарабатывают, как могут, мне кажется, этот ответ очевиден. :) Надо сказать, что во всем мире программы для ведения учета коммерческие, а государственные онлайн-интерфейсы часто неудобные. За удобства в мире капитализма всегда приходится платить.

Почему мне при изменении прописки по-прежнему требуется десяток бумажек с личными походами в ЖЭК, Электросвязь, ТЭК, военкомат и так далее? Почему бы ЖЭКу самостоятельно не уведомлять все остальные конторы автоматически через свою БД? (А БД в ЖЭКе отсутствует, там картотека).

Как раз эту проблемы должно решить внедрение электронного правительства. Уже сейчас правительственным постановлением установлено, что в результате внедрения ни одно ведомство или орган власти не будет иметь права требовать от гражданина никаких документов, основанных на данных, находящихся в распоряжении государства. К сожалению, реальные работы в области электронного правительства ведутся весьма слабо. Правда, в последние полгода за тему активно взялся вице-премьер Сергей Семенович Собянин, которого я знаю как высокопрофессионального и очень жесткого руководителя – надеюсь, он сможет добиться от ответственных исполнителей, чтобы они перестали валять дурака и начали, наконец, работать.

То же и про сборы-штрафы. Получив квитанцию на штраф за административное правонарушение из суда, какого, спрашивается, я должен потом идти лично в судебный участок и нести квитанцию из Сбербанка? В суде не видят, что деньги пришли? Я уже не говорю об элементарных вещах, что мне проще с кредитки оплатить через Интернет, XXI век на дворе.

См. выше.

RedElf: Какая конкретно фирма создает "Национальную программную платформу"? Какие фирмы принимали участие в тендере, почему победила именно эта? Какие ещё проекты реализовывала эта фирма, что ей доверили такое задание?
Какая необходимость делать собственную закрытую платформу, если достаточно взять *никс систему, где за отсутствием закладок наблюдают программисты по всему миру?
Чем не устраивают нынешние платформы? Сколько денег распилено-выделено под создание платформы?

Пока никто ничего не создёет. Идет дискуссия как раз о механизме её создания. Президенту идея нравится, но необходим механизм расходования средств. Первоначальный сценарий, по которому распорядителем могла бы стать одна из госкорпораций, был отвергнут; сейчас согласовывается другой путь. Могу заверить, что так же, как мы гласно вели обсуждение о самой целесообразности этого проекта, не менее гласно мы будем вести разговор сначала о его идеологии, а потом и выбирать исполнителей.

jno: Каков был окончательный бюджет программы "Электронная Россия"?

Думаю, лучше спросить Минкомсвязи. Он столько раз менялся, и кроме того, я бы не выделял отдельно ФЦП, но и учитывал бы разнообразные работы, которые заказывались напрямую Мининформсвязи, потом Минобрнауки, МЧС, МВД и другими ведомствами, а также регионами. В целом, это очень значительные средства – до прихода нынешней команды в Минкомсвязь государство формировало от четверти до трети ИКТ рынка ежегодно.

Кто и в какой форме понёс ответственность за провал программы "Электронная Россия"?

Никто. И, думаю, не понесет, потому что очень трудно установить, в чём именно виноваты отдельные чиновники. Даже на протяжении последних двух лет, когда в нарушение целого ряда решений и нормативных документов Минкомсвязи саботировало реализацию программы, оно это делало из соображений повышения эффективности расходования государственных средств. Действительно, в том виде, в котором эта программа была спланирована, она решала задачу стимулирования роста рынка ИКТ (у нас темпы многократно превосходили средние по экономике, а сейчас, когда государство всё остановило, рост сменился многократно более глубоким падением в 30-40%), но не решала и не могла в этом виде решить задачу информатизации органов власти.

Какой для населения смысл в проводимых программах?

Например, 100% школ подключены к сети Интернет. 80% населенных пунктов подключены к сети Интернет. Непрерывно снижалась все последние годы стоимость доступа, и росла скорость доступа. Так что смысл есть прямой.

Почему все известные мне программы, предлагаемые госорганами населению и юрлицам (пример), предполагают использование исключительно ОС от признанного монополиста (ФАС), и даже справочные документы оформлены в проприетарных форматах той же компании? Довод в стиле "так Windows же и так у всех есть" является некорректным, т.к. легко опровергается примером. Более того – навязывание платных услуг является недопустимым по закону (пункт 2 статьи 16 ЗоЗП).

Потому что в настоящий момент совокупная стоимость других (условно-бесплатных) решений будет выше, если подсчитать затраты на обучение, инсталляцию, поддержку и т.п. Это результат того, что раньше об этом никто не задумывался. Сейчас требуются адресные нерыночные действия государства, чтобы возродить конкуренцию на рынке. Предлагаемый нами проект "национальной программной платформы" направлен именно на это. Ряд министерств, уловив настроение президента, уже начали совершать соответствующие шаги самостоятельно. Например, Минобрнауки до конца года собирается обучить 7500 учителей в школах и обеспечить ещё 60000 доступом к образовательным программам в области СПО. Заявило об интересе к этой сфере и Минкомсвязи, хотя там пока до дела не дошло. В общем, государство начало работу в этом направлении, но требуется ещё и положительная реакция общества, потребителей альтернативных систем, чего пока я не вижу.

Соответственно, вопрос: каким образом государство будет компенсировать затраты на приобретение средств, необходимых для проведения процедур, установленных законом? Предусмотрены ли для этого средства в бюджете страны?

Все процедуры, установленные законом, теоретически можно реализовать без применения дополнительных средств. Поэтому никто никому ничего компенсировать не будет.

Как вы понимаете термин "инновация"? Не является ли он "баззвордом"? Как следует понимать это слово в контексте президентских призывов?

Инновация – это новая технология, внедрённая в рамках того или иного бизнес-процесса (производственного и не только). У нас часто путают её с изобретением или вообще – с новой технологией. Это неправильно. Президент вообще говорит о модернизации экономики. Инновационность – следствие модернизации в условиях постиндустриальной экономики, но не наоборот. Стимулировать инновации, не произведя модернизацию ключевых общественных институтов, не создав стимулы у бизнеса развиваться внутри страны, не мотивировав элиты связывать свое будущее с Россией – невозможно. Как правильно отметил Медведев, заниматься модернизацией сейчас – означает преодолевать сопротивление правящего класса. Вся нынешняя система государственной власти принципиально антимодернизационна. Но это не означает, что мы не должны пытаться создавать какие-то проекты, которые от нас зависят, в сфере нашей компетенции. Хотя это тяжело.

cenzyre=net: Кто участвует в вашем в вашем подкомитете? (по образованию, профессии, предыдущему месту работы)

Подкомитет – это образование внутри Думы, соответственно, в нём участвуют только депутаты. В целом, в Думе практически нет людей из нашей сферы, ни среди депутатов, ни среди аппарата. Поэтому мы стараемся по каждому вопросу создавать широкую общественную группу из ярких представителей отрасли. По-моему, только наш комитет этим занимается. Одной из ключевых площадок при этом для нас является ИНСОР, как президентский аналитический центр, благодаря чему первое лицо в курсе происходящего. Хотя отсутствие нормального взаимодействия с правительством, конечно, сильно мешает.

Как вы лично понимаете разницу между авторскими правами и копирайтом? Приходилось ли вам нарушать первое или второе?

Я считаю, что в будущем не будет никакого копирайта в нынешнем понимании. Сложившаяся система реакционна и является тормозом прогресса. К этому пониманию постепенно приходит весь мир. Недавно мы были свидетелями уже электоральных побед Пиратских партий в Швеции и Германии. В России наша Пиратская партия ещё слаба, хотя я её всемерно поддерживаю. Думаю, что нынешняя система защиты авторского права на технологию должна быть в итоге заменена защитой услуги, построенной на основе того или иного изобретения, в то время как технологии станут общедоступными.

Ваше мнение в нескольких словах о качестве формулировок в ГК ч. 4 и реальных перспективах неотвратимости исполнения этой самой ч. 4 ГК

Этот акт принят под давлением ВТО, что само по себе крайне деструктивно. Это добротная копия с западного законодательства, но эффективность её в российских условиях вызывает вопросы.

Необходим ли минимальный тираж закона в СМИ, чтобы он вступил в силу? Если да, то какой?

Нет. Закон должен быть просто опубликован.

Aceler: Может быть вопрос не совсем туда, но озвучить его бы надо. Вот уже полтора года, со времени вступления 4-й части ГК в силу, в стране не было продано ни одной лицензионной копии Microsoft® Windows™ или Microsoft® Office™, поскольку в их лицензии не выполняется пункт 5 статьи 1235 ГК РФ, который требует, чтобы в лицензионном договоре была указана цена, в противном случае договор считается незаключённым. И если юридически подкованные компании как-то выкручиваются, заключая отдельный договор с поставщиком, хотя это тоже юридически не совсем верно, поскольку поставщик наверняка не может менять условия лицензионного договора с Microsoft, с домашними пользователями вообще беда. Иными словами, доля нелицензионного ПО в товарообороте и в эксплуатации доходит до 100%. Повторюсь, что вопрос, возможно, и не к вам, но планирует ли государство каким-то образом решать эту ситуацию? А если нет, то почему. Или ждём какого-то прецедента, как с Поносовым?

Я не слышал про такую проблему. Давайте, действительно, дождемся прецедента. Есть проблема, что ФНС не считает коробочное ПО программным обеспечением, из чего проистекает неправильное налогообложение, но это другая история.

Сергей Ш: Чем можно объяснить то, что инновации в современной России невозможны ?
А они невозможны, потому что их нет и следов их нет в реальной экономике.
Имеются в виду именно российские инновации.

Нет спроса и почти нет людей, которые бы ими занимались – на Запад уехать проще. Первопричина отсутствия инноваций лежит в приватизации 1993 года. СССР был одной из самых инновационных стран в мире. Технологические стартапы не могут конкурировать с крупным бизнесом, созданным без отложенных обязательств тех, кого мы знаем, как олигархов. Они самим фактом своего существования программируют всю систему коррупции и административного произвола, создавая механизмы нечестной конкуренции. Более подробно у меня написано в презентации, которую можно посмотреть здесь.

Дмитрий Кузнецов: Что сталось с процессом утверждения ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-200Х Информационные технологии. Формат Open Document для офисных приложений? Есть ли движение или процесс заморозили?
Куда исчез пункт "Утверждение международного стандарта электронного документа ISO/IEC 26300:2006 в качестве формата электронного документооборота в Российской Федерации (Постановление Правительства РФ о вводе системы в эксплуатацию III квартал 2009 г.)" из плана мероприятий по реализации концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года? Можно ли инициировать в правительство запрос по этому поводу?

Запрос инициировать можно. Обратитесь ко мне официальным письмом на эту тему (103265, Москва, ул. Охотный ряд, д. 1), я инициирую запрос. Думаю, что мы упрёмся в принятое правительством стратегическое решение все подобные вопросы оформлять в виде техрегламентов.

Эдуард: Государство разделяет частный бизнес по роду занятий? Есть ли разница для госмашины между малым предприятием, торгующим помидорами, и малым предприятием, разрабатывающим микроэлектронику? Или всё что устанавливает законодательство (налоги, проверки, льготы) равноценно для всех?
Поясню: может ли государство на уровне федеральных законов оказать общую поддержку частному высокотехнологичному российскому бизнесу, не затрагивая при этом бизнес, который в этой поддержке не нуждается (чтобы Минфин не терял налоговые сборы)? Торговля помидорами - она и после ядерной войны будет прибыльной без всякой господдержки...

К сожалению, разделить бизнес по роду занятий очень сложно. Согласно почти любому формальному определению, которое я могу придумать, самым инновационным бизнесом в стране окажутся нефтяные компании – тем более что это единственная отрасль, где действительно работают процедуры коммерциализации, создаются новые сервисные компании, постоянно разрабатываются и внедряются новые технологии. Кроме того, у нас в судебной системе полностью отсутствует понятие здравого смысла, присутствующее в западных странах: даже если отмести проблемы с коррупцией и т.п., суд следует букве закона, а не его духу, зачастую принимая абсурдные решения. Поэтому я разделяю точку зрения Минфина, который противится любым налоговым льготам, основанным на формальных критериях. По той же причине считаю бессмысленными любые законы, построенные на формальном определении понятия "инновации". Вместо этого, с моей точки зрения, необходимо легализовать саморегулируемые организации и определить принадлежность к хайтеку той или иной компании на основании её членства в той или иной СРО. Тогда другие представители отрасли будут нести солидарную ответственность за каждого нового члена, и тогда подход к этому вопросу перестанет носить формальный характер. Так сейчас сделано в строительной отрасли, так работает фондовый рынок, так почему же это не будет работать у нас? Толика здравого смысла нам бы сейчас очень помогла...


Вопросы в этом интервью задавали читатели "Компьютерры-Онлайн" на нашем форуме. С какими компаниями вы бы хотели пообщаться? Пишите на адрес site@computerra.ru письма с заголовком "интерактивное интервью", и мы постараемся его организовать.
Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2017
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.