Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сергей Анурьев ("ЛитРес") об электронном книгоиздании

АрхивИнтерактив
автор: Юрий Ильин   30.11.2010

Глава магазина электронных книг "ЛитРес" изложил "Компьютерре" свою точку зрения на перспективы электронных книг и сосуществование электронного и традиционного книгоиздания.

"ЛитРес" - компания, занимающаяся легальными продажами электронных книг, образованная создателями электронных библиотек FictionBook.lib, Альдебаран, Litportal, Bookz.ru и Фэнзин в 2006 году. Что поменялось с той поры? И как наступающий бум электронных книг скажется на судьбе книгоиздания в России? Об этом "Компьютерра" беседует с генеральным директором "ЛитРеса" Сергеем Анурьевым.

- Расскажите, пожалуйста, какие изменения в компании "ЛитРес" и отрасли в целом произошли с 2007 года и до сегодняшнего дня?

- В 2007 году рынка в полноценном понимании этого слова не было. Был не очень результативный, но несомненно полезный опыт "КМ Онлайн", который предлагал лицензионный ассортимент до тысячи наименований.. У проекта были явные проблемы с генерированием продаж, коммуникацией с правообладателями и работой с пиратами. Наступала новая пора, связанная с изменением Гражданского Кодекса, был очевиден большой спрос на электронные книги, но не было хорошего предложения.

Прошло всего лишь три года, а изменилось практически все. Если в 2007 году портфель электронных книг наших ключевых поставщиков АСТ и "Эксмо" насчитывал до ста позиций, то сегодня их суммарное количество увеличилось на порядки и составляет более десяти тысяч позиций.

Сам проект "ЛитРес" на старте был обсуждаем и неоднозначен в понимании как авторов, так и потребителей. Предлагалось платить за книги, а тут вокруг пираты и все можно скачать бесплатно.

Сегодня пользователь понимает, что есть платные и пиратские модели, и он сам выбирает, какие книги будет читать: лицензионные или пиратские. В целом, сегодня приобретение электронных книг за деньги не вызывает вопросов ни у покупателей, ни у авторов. Это стало привычным подходом к распространению книги в современном мире.

Нужно понимать, что на момент 2007 г. за рубежом из аналогичных проектов был только www.ebooks.com. Но о нем было известно только в среде продвинутых специалистов. Книги на ebook.com были представлены на английском языке, и это было отнюдь не массовое явление. В отечественном сознании, которое ориентировано на восприятие всего через какие-то зарубежные аналоги, продажа электронных книг на тот момент была странной затеей.

Однако с тех пор произошло множество изменений. Осенью 2007 года вышел первый Amazon Kindle; затем вышел Kindle 2 и в 2010 - Kindle 3. Также в 2010 году на рынок электронной книги вышел Apple с приложением iBook для пользователей iPhone, iPad, iPod и пр. С точки зрения потребителя тоже произошло много изменений: если б в 2007 году какой-нибудь пассажир метро достал читалку, это был бы нонсенс. Сейчас, по нашим оценкам, до трети пользуются для чтения в метро либо телефоном, либо ридером, либо другим устройством для чтения. Пользователи шагнули в сторону прогресса. То есть в 2007 году рынка не было вообще, а теперь он есть и активно развивается. Изменения эти произошли за какие-то два-три года.

- Вопрос только в том, какой процент лицензионной продукции у них на этих читалках?

- Выбор в пользу лицензионного контента зависит напрямую от пользователя.

- То есть вы считаете, что это зависит от людей, а не от того, что есть, а чего нет? Вот сейчас вы упоминаете АСТ и "Эксмо" – это крупные книгоиздатели, которые издают сугубо коммерческую литературу, "жестко коммерческую", если угодно. А какие-то не столь коммерческие поставщики у вас есть?

- Я не культуролог и не искусствовед, сложно сказать, какая литература коммерческая, а какая нет. Мы ориентируемся на результаты литературных премий, статистику продаж книжных сетей. Мы изучаем эти рейтинги и понимаем, что аудитория читает и что ей необходимо предложить.

В целом, аудитория книги очень разная.

Кто-то читает Дарью Донцову, кто-то предпочитает Виктора Пелевина, другие выбирают Дину Рубину.... Рубина - это что? Улицкая - это что? Качественная, но в тоже время, достаточно коммерческая литература. Тут сложно сказать, что из такого "некоммерческого" издательствами выпускается или еще не выпускается. Я просто даже не могу представить... Какую книгу вы хотели бы почитать, но не можете найти? Или какой жанр вы хотели бы почитать, но не можете найти?

- Скажем, Владимира Набокова - в лицензионном виде...

- К сожалению, у нас существует проблема с книгами Владимира Набоковым, как и с любым другим зарубежным автором: необходимо приобретать права на их издание на русском языке в электронном виде. То есть, например, Рэй Брэдбери - он у нас на расстоянии вытянутой руки, рядышком совсем, все готово, чтобы продавать его книги. Но нужно подписывать с ним контракт через зарубежного агента, а пока это сделать дорого и долго. Но мы работаем в этом направлении.

- А классика? От Державина до Белинского, если по школьной программе?

- Есть, продаем классику. Не все, правда, положительно относятся к этому.

- А почему, кстати?

- Считается, что классика является общественным достоянием и должна распространяться бесплатно. Хотя при этом те, кто это утверждает, забывают, что необходимо еще обеспечить качество текста и удобство его чтения на любом устройстве. Именно это мы и предлагаем пользователям нашего сервиса, когда они покупают у нас классику.

- Теперь другой вопрос. Как выглядит процесс традиционного книгоиздания? Есть исходный текст, редактура, корректура, подготовка иллюстраций, если это вообще предполагается, верстка, типография, расходы на бумагу и т.д. Электронное книгоиздание, в сущности, эту модель меняет, чтобы не сказать истребляет, не так ли?

- Все зависит от того, о какой книге идет речь. Например, появился автор, принес свое произведение, а его нужно редактировать. Редактирование и корректура все равно необходимы, какую бы книгу вы ни покупали. Если книга с иллюстрациями, картинки нужно верстать. Если нет, то ее все равно нужно переводить в какой-то цифровой формат. Верстка видоизменяется. Печать книги, как один из процессов, разве что исчез.

- Что у нас остается? Верстка, корректура, если речь идет о западных каких-либо произведениях - переводы все равно нужны. Достаточна ли выручка от цифровых продаж, чтобы оплачивать весь оставшийся процесс в том же объеме, в каком это делалось до появления электронных книг?

- Бумажная книга вместе с электронной идут вместе, одним процессом. Они - единое целое. Пока книга не напечатана, электронная и бумажная книга выглядят одинаково, – файл в программе верстки, например в InDesign. Только потом уже из файла верстки делается PDF для печати. Пожалуй, только печать является единственным процессом, который работает исключительно на бумажную книгу.

- А если печать совсем уходит? Сейчас существует распространенное мнение, что через некоторое время бумажная книга отомрет в принципе, потому что, дескать, все эти букридеры удобнее, и если и не надежнее, то, во всяком случае, в них больше помещается. В один Kindle можно чуть ли ни всю домашнюю библиотеку "упихать". А вот если бумажная книга уходит, то вот этот процесс финансового возвращения, он как осуществляется?

- Бумажная книга уйти "в никуда" не может. По идеи на ее место, как минимум, должна прийти электронная книга. Но в обозримой перспективе бумажная книга все равно останется доминирующим способом донесения авторского продукта до широкой аудитории.

- Ну да, если она приходит полностью?

- Да, тогда электронная книга будет оплачивать это процесс. Суть в том, что все деньги должны попасть в итоге к издателям и авторам. Если тысяча рублей, потраченная на книги, останется в игре, то какая разница, с какой книги их получит издатель, чтобы окупить эти процессы. С бумажной или электронной книгой - ему все равно.

- Высказываются такие мнения - кстати, похоже, небезосновательно, - что рынок традиционного книгоиздания ждет примерно та же судьба, которая постигла музыкальную отрасль. Жадные лейблы заламывали бог знает какие цены на CD, а потом пришли интернет и MP3 и продажи дисков упали. Потребитель думает: зачем мне покупать диск, какого-то кота в мешке, пока я не услышу, что там на этом диске? А послушав MP3, он думает: я это уже слышал, зачем мне за CD платить? С книгами такого не произойдет случаем? И не происходит ли уже?

- - Сложно сказать, В перспективе, я думаю, что произойдет изменение структуры рынка в пользу электронной книги. Изменится средняя цена на книгу, но при этом вполне возможно вырастет и потребление книг. Так что судьба издательств далеко не определена. Если они начнут активно работать с электронной книгой, то могут получить рост продаж, а не спад, который был на музыкальном рынке. Все-таки книги другой продукт, потенциально более богатый по эмоциям, вовлечению и получению обратной связи от потребителя.

- Но если весь процесс сильно падает в цене, соответственно падает в доходах все остальное.

- Не падает в цене... Издательская процедура без печати потребляет не такие уж большие деньги для каждого проекта. Процессы эти НЕ ОЧЕНЬ затратные. Я думаю, что по некоторым книгам продажи электронных вариантов уже могли бы окупать эти процессы, просто издатели не направляют их целевым образом. Пока рост доходов от электронных книг рассматривается как приятное дополнение. В разговоре со многими издателями часто можно услышать: "Мы не ожидали, что электронная книга принесет нам столько денег". Это говорит о том, что это для них приятное "дополнение", но и не более того.

- Кто как. Мы недавно опубликовали интервью с книгоиздателем, который полагает, что электронная книга вполне может оставить традиционное книгоиздание не у дел полностью.

- Он-то, может, и обеспокоен, но если ему за электронную книгу станут платить, он, скорее всего, высказываться против не будет.

- У него нет доказательств, что за электронные книги люди и вправду готовы всерьёз платить.

- Нужно сотрудничать с "ЛитРес", тогда эти доказательства будут. Есть много вариантов того, как продать свою электронную книгу. В чем суть модели издательской? Есть книга, которая стоит 200 рублей в розницу. Ее издатель продал за 100. Реальные затраты при тираже 5 тысяч экземпляров на верстку и корректуру максимум 50 тысяч рублей. Что-то он вложил в печать, тысяч 50-100. Авторам он отдал 50-70 тысяч. У нас остается тысяч 200-300, которые идут целиком издателю на покрытие общих расходов. Почему кажется, что такая маржа огромная, так это потому, что продажи книги распределены во времени. Ты печатаешь 5 тысяч и вкладываешь вот эти деньги, условно говоря, сразу, а продают некоторые издательства её по шесть, по двенадцать месяцев. Кто-то еще больше продает, если мы говорим о деловой литературе. С электронной книгой нет этого "размазанного" процесса.

И не нужно засаживать единовременно 100-200 тысяч рублей в типографию и ждать пока они окупятся. Ты должен направить деньги в редактуру, а авторские отчисления ты можешь по реализации платить. Экономика значительно меняется и поэтому потребность в оборотных средствах падает. В целом, если говорить про экономику, на электронной книге есть экономия. Главное, чтобы пользователи были научены платить. За рубежом их уже научили. Я думаю, это неминуемое, и мы тоже научим.

- А каким образом можно этого добиться? Вы считаете это возможным, учитывая, что у нас множество электронных библиотек?

- Отключать библиотеки.

- То есть, грубо говоря, насильственными средствами?

- А как иначе? С библиотеками экономические рычаги не работают. Допустим, человек нарушает закон, отнимает сумки на улицах. А вы подходите и говорите: "Знаешь, это неправильно, давай ты не будешь больше отнимать". Он отвечает: "Да, ок, ты хороший парень, мне нравишься, вот твою жену и дочку не буду обижать". А потом он отнимает у твоей мамы, а потом и у сестры... А есть люди принципиальные: "Я отнимаю сумки у всех на этой улице и мне все равно, что ты говоришь мне. Если можешь - догони, я чемпион мира по легкой атлетике".

Разговор с пиратами сводится именно к такому варианту. Кому-то ты говоришь: "Ребят, не стоит выкладывать книги, это преступление". Ответ: "Да-да, хорошо". Прекращают выкладку, а через пару месяцев снова тоже самое. Мы с ними связываемся и слышим: "Да, ок, не будем". Но есть люди, которые вообще не идут на контакт. У них такая позиция, пока их не прижмешь, они будут чувствовать себя свободно и ничего делать не станут. По принципу "Сможешь – догони". Вот с ними договориться нельзя.

Дать им экономическую модель? Мы даем, пожалуйста, зарабатывайте на продаже электронных книг. У нас действует одна из таких свободных реферальных программ, мы даем до 35% от наших продаж партнерам, которые помогают нам эти продажи делать. Это очень большая ставка для Рунета. Я могу сказать, что это больше, чем мы даем партнерам, которые продают наши книги у себя на сайте (Amazon и прочие). Мы ценим тех пользователей, которых нам приводят наши партнеры, рефералы. Для них это не работа.

Некоторые работают, а некоторые говорят: "Извините ребята, но я так работаю, а иначе я буду терять трафик". Единственный вариант - это прижать пиратов. И, к сожалению, я других вариантов не вижу. Если издатели, авторы и мы не будем зарабатывать на книгах, то этого бизнеса не будет вовсе. Рынок должен давать деньги, иначе это не рынок. Рынок - это оплачиваемый спрос. То есть это желание потребителя заплатить за какую-то услугу или продукт.

- Уже были случаи, когда успешно удавалось одолеть каких-либо пиратов?

- Пока мы работали через модель "Давай ты не будешь отнимать сумочки". Сейчас у нас уже на стадии подачи искового заявления находится два или три дела. И по остальным делам полный сейф бумаг. Просто в нашей стране подача искового заявления занимает достаточно продолжительный период. Нужно заявление зафиксировать у нотариуса, а это занимает несколько недель. Затем необходимо зафиксировать нарушения, подать адвокатский запрос. Адвокатский запрос может давать ответ месяцами. По последнему случаю мы ждали ответ три месяца. Только после этого мы идем в суд, оплачиваем пошлину, и только теперь мы имеем право подавать исковое заявление. С этого момента начинают рассматривать дело. На все это тратится в среднем шесть месяцев.

Но мы уверенны, что в следующем году начнут "выстреливать дела". Будем прижимать пиратов, призывать к ответу. Это не халява! Воровать интеллектуальную собственность - это преступление. Мы работаем в этом направлении и стремимся упростить эту процедуру, чтобы она не занимала 6 месяцев, как сейчас. В идеале должно быть так. Я правообладатель, у меня есть исключительные права. Я сказал, что это правило нарушено, оформил все бумаги у нотариуса, и этого должно быть достаточно для того, чтобы приостановить деятельность того или иного сайта.

- А если сайт, о котором речь идет, находится не на территории РФ, а в другом государстве, где законы РФ, понятное дело не работают и не распространяются. С этим как?

- "Отрубать" на уровне кабеля, входящего в Россию. Если кто-то совершил правонарушение зарубежом, то ему не дадут визу в Россию.

- Но перерубить кабель на уровне Ростелекома от другого государства...

- Из всех государств ведет один кабель через Ростелеком или кого-то еще и стоит какой-то фильтр на входе. Вот этого достаточно. Но, поймите, что контроль входящего трафика это только один вариант решения проблемы, существуют и альтернативы. Надо искать решение существующей проблеме.

- Но вы понимаете, что сразу будет дикий скандал и много шума по поводу лишения прав...

- Я понимаю, и мы к этому готовы. Пусть пираты пошумят чуть-чуть насчет нарушения прав, но не я.

- Шуметь будут не они, а поборники свободы слова.

- Шум - хорошая вещь - и PR. Любое изменение происходит через перелом. Насколько он болезненный - это вопрос. И нужно сделать этот перелом, иначе будут шуметь правообладатели и загнется рынок. Но если есть пираты, что с ними сделать? По-другому на них воздействовать достаточно тяжело. Я почему-то должен тратить свои деньги, до 50 тысяч долларов, чтобы их достать, и то не со стопроцентной гарантией. Зачем мне это, по-хорошему? А если он не один? А если их таких десять? Кто-то мне должен принести эти деньги, а кто мне их принесет? Почему я должен себя защищать? Я же налоги плачу, ЕСН, НДС, авторам - роялти, а они ничего не платят. И я еще должен платить деньги, чтобы их закрыли. Как такое возможно? Компания "ЛитРес" - обладатель исключительных прав на ряд произведений.

- Вспоминается недавняя история с Youtube в Комсомольске-на-Амуре, где суд вынес решение заблокировать сервис "за экстремизм" вовсе - благо там провайдеров немного. В общем, закрыли, потом открыли. В итоге был большой скандал на всю страну. Вы считаете, что это вполне реально, что Вам удастся получить судебное решение, предписывающее перекрыть доступ к каким-либо пиратским ресурсам?

- Если другие варианты не найдем, то придется действовать именно так. Пока я других вариантов не вижу. Для того, чтобы бегать за пиратами по всему миру материальных и физических средств нет, а государство пока не стремится помогать.

Я надеюсь, что мы получим возможность воздействовать на пиратов. Даже сложно представить их количество в сети интернет. Есть информация, что в отпуске Дмитрий Медведев читал книги Стига Ларссона в электронном виде. Я вам открою тайну: прав на автора в России нет ни у кого, ни на перевод, ни на само издание на русском языке.

Потребители даже не знают, что потребляют пиратский контент. Вы приходите на рынок, и вам предлагают читалку, и в ней уже как бонус записаны сто тысяч наименований книг. Вы даже не догадываетесь, что все это пиратские книги. Это называется неотрегулированное законодательство.

В итоге, если ничего с этим рынком не предпринять, то завтра вам просто нечего будет читать. Будете читать Стига Ларссона, но на английском языке и платить нормальные деньги. Или будете читать самиздат. Какие-то авторы из любви к творчеству будут писать. Но они будут писать меньше книг. Может, они будут ценнее.

Лев Николаевич Толстой, Александр Сергеевич Пушкин - они творили не только из любви к искусству. Ключевые их произведения были написаны за деньги, потому что мы понимаем, как это работает: есть дедлайн, есть сумма, есть интерес, и почему-то приходят и муза, и креатив.

Если этот процесс не оплачивается, то нет никаких стимулов "творить". Автор в каком-то свободном режиме будет писать, писать и слушать своего выпускающего редактора тоже не будет, т.к. редактора не будет.

- Коммерческие писатели, кстати, иной раз сталкиваются сейчас с ситуацией, когда им в издательстве говорят: у вас слишком хороший язык, ухудшите его. Вот это как?

- Упростить, наверно. Я не издатель, мне сложно рассуждать на эту тему.

- А не приведет ли это напрямую к деградации и читателя тоже?

- Язык прогрессирует, и труды Ломоносова в оригинале читать и понять сложно. Упрощение языка - это нормальный процесс. Я недавно прочитал книгу "Rework: бизнес без предрассудков", и хоть это и переводная книга, прочел очень быстро, поскольку легкий язык. Не то, что написано "молодежным" языком, в просто и доступно подана информация. Донести искусство в массы не получится, потому что массы и искусство - темы разные. Люди массово в театр не ходят, даже в кинотеатр массово не ходят, честно говоря.

Люди массово смотрят телевизор. Попробуйте им массово показать артхаусное кино по телевизору - например, "Весна, осень, зима и опять весна..." Ким Ки Дука. Я сомневаюсь, что вообще смотреть будут, хотя кино отличное. Поэтому если автору нужна массовость, его могут попросить упростить язык, сделать более динамичные сюжеты, упростить шутки, сделать их не такими высокоинтеллектуальными..

Если автор хочет искусства, то это, возможно, уже другой жанр и другие деньги. Но это вопрос издания книги и тут лучше спросить и профессионалов именно издания книг, а не меня, т.к. я продаю уже созданный продукт.

Если электронная книга не войдет в русло рынка, то рынка не будет, никто не будет рассказывать людям, как надо писать, чтобы интерес был массовый, чтобы автор и книга были обсуждаемы. Наверняка будут проекты а-ля Гришковец: человека вроде бы никто не направлял, он сам вышел к массовости. Я не знаю его издательскую и редакторскую карьеру, может, его кто и направлял. Наверняка такие мэтры останутся, но их будет меньше, интенсивность писания так же будет снижаться, да много ещё чего будет меньше.

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2016
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.