Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Голубятня: Бабки и бритва (часть первая)

Архив
автор : Сергей Голубицкий   12.01.2004

В последнее время меня все чаще и чаще посещают мысли об одушевленной природе компьютерных программ.

В последнее время меня все чаще и чаще посещают мысли об одушевленной природе компьютерных программ. Читатели помнят историю про хронофагов, которую я рассказал месяц назад. В той же «Голубятне» («Новая эра») я обмолвился об «игле компьютеромана», отданного на растерзание жутким софтверным зверушкам, беззастенчиво пожирающим его время. Сегодня мне бы хотелось развить эту тему.

Причем неспроста. Постоянное общение с программным кодом, чем давно страдает ваш слуга, и — с высокой вероятностью — страдаете и вы, читатели (а иначе, какого лешего вас потянуло на «Голубятни»?); так вот, это общение со временем приобретает обсессивную форму. «Обсессивный» — не термин порноиндустрии, а психическое отклонение, которое выражается в навязчивых идеях, замещающих реальность в сознании человека. Самой распространенной формой софтверной обсессии является версиаз. Версиаз (название запатентовано. — С.Г.) — это почти как псориаз, но только он связан не с кожными струпьями, а с патологическим зудом, толкающим компьютеромана на постоянное обновление одних и тех же программ (установку новых версий). Действие совершенно бессмысленное, поскольку, как известно, креативный запас разработчиков софта гарантированно истощается к третьему релизу, после чего наступает затяжной период вымогательства бабок путем бесконечных псевдообновлений.

Увы, призывы к здравому смыслу тут не помогут: версиаз — болезнь практически неизлечимая. Единственная терапия носит радикальный характер и аналогична кастрации (если вообще не ампутации головы): нужно вынести компьютер на балкон и уронить с семнадцатого этажа. Поскольку на такую радикальную хирургию никто не идет, приходится и дальше корчиться в тисках версиаза: отлавливать новые версии программ и поганить ими реестр операционной системы до тех пор, пока Windows не обрушится окончательно и бесповоротно.

Сегодня я обогащу медицинскую сокровищницу читателей новым анамнезом. Зараза называется каузалгический улучшай. Первичные признаки: жжение (отсюда и происходит термин каузалгия) в одном месте, не позволяющее компьютерному пользователю довольствоваться одним и тем же набором программ. Каузалгический улучшай подталкивает пациента к постоянному поиску лучшей программы, якобы приближенной к идеалу. Автор «Голубятен» страдает улучшаем в не меньше степени, чем версиазом, причем в запущенной форме, при которой первичные признаки сменяются вторичными: каузалгический улучшай начинает отдаленно напоминать приапизм (у компьютерных пользователей-мужчин, у женщин — сатириаз), когда пароксизмы поиска не прекращаются ни на минуту: не успел воткнуть новую программу, как уже качаешь другую — еще лучшую.

Побочный эффект каузалгического улучшая в запущенной форме называется бритвой Оккама (см. название «Голубятни»). О бритве Оккама очень любят писать бывшие инженеры (и нынешние расстриги неведомых конфессий), окормляющиеся на страницах «Компьютерры». Этой бритвой они пугают читателя, давая ему понять, что он фраер и лох, и его место — в читальном зале (ассоциативный ряд легко прослеживается: «Английский философ XIV века — бритва — перо в бок — бритвой по горлу и в колодец»). Снисходительная добавка, что, мол, речь идет о вреде умножения сущностей без необходимости, лишь усугубляет эффект устрашения. Читатель страдает. Напрасно! Потому что применительно к нашей сфере деятельности бритва Оккама — всего лишь банальный симптом каузалгического улучшая. Звучит непонятно, но на примере — как два пальца: я тут вчера обнаружит восемь вариантов одного и того же файла сразу на трех своих компьютерах. Зачем я их насоздавал, сегодня трудно сказать, но факт налицо. Самое ужасное, что файлы эти — очень важная база данных, так что я три часа потратил на то, чтобы сконструировать одну полную и всеобъемлющую версию. Это только на первый взгляд кажется, что достаточно посмотреть на дату создания файла и определить последний вариант. Черта с два! Поскольку я как минимум три месяца жил в иллюзии, что файл у меня один, то обновления базы данных периодически делал то в одном варианте, то в другом, то в третьем. В результате получилось восемь документов, каждый из которых нашпигован ошметками ценной информации. Пришлось их все сравнивать между собой и создавать единую базу данных. Ничего себе работка, не правда ли? Вот это и есть бритва Оккама, изложенная на пальцах.

Однако приведенный пример — еще даже и не карбункул. В реальности каузалгический улучшай лепит такие бритвы, что «Жилет Мак-3» рядом не ночевал. Собственно, об этом я и собирался рассказать читателям (а вы подумали, я уже выговорился? Ну что вы, только карандаш затачивал!).

Итак, в полном согласии с анамнезом каузалгического улучшая у меня образовалось несколько гондурасов, которые требуют постоянного чесания. Одна такая пиодермия называется «Программы домашней бухгалтерии». На кой черт они нужны — даже не спрашивайте, сам не знаю. Полный раздрай в голове по этому поводу царит уже давно, что хорошо видно на примере «Голубятен»: с патологической регулярностью раз в полгода выходят колонки, посвященные программам домашней бухгалтерии, в которых я попеременно рекомендую читателям то одну, то другую, то третью программу, а на четвертый раз заявляю, что учет финансов — дело дурацкое и правильных пацанов недостойное. Думаю, после сегодняшней статьи читатели перестанут подлавливать меня на противоречиях и даже проникнутся сочувствием: ну болеет человек, что вы, в самом деле? Болею я.

Две недели назад я написал про AceMoney, и кое-кто вздохнул с облегчением: ну теперь-то он угомонится. Ни фига. На прошлой неделе мой каузалгический улучшай сыграл серьезную бритву, и я с ужасом обнаружил, что мне уже мало вести бухгалтерию на ноутбуке! Какой к черту «Наутилус», когда есть еще и «Тангстен» Т3! Да и вообще: при посещении магазинов и пищевых заведений нас сопровождает именно КПК, поэтому резонно учитывать расходную часть именно в наладоннике, дабы не забыть вечером обо всех понесенных растратах. Вот он, полюбуйтесь: проклятый Оккам в действии! Стоит ли говорить, что в результате очередного патологического умножения сущностей состоялся поисковый зуд, направленный на отлов программы, которая бы позволяла вести домашнюю бухгалтерию как на писюке, так и на «Палме»!

В этом месте наших читателей однозначно должно прибыть: если все вышеизложенное под силу осилить исключительно патофизиологам с филологическим уклоном, основательно подсевшим на иглу исповедуемого здесь чистого культурологического текста (где еще вы такое сегодня прочтете?!), то теперь заинтересуется и тысчонка-другая реальных пользователей наладонников, которые в свое время с ужасом обнаружили: существует чуть ли не сотня программ учета финансов на «Палме», и какую выбрать — непонятно. И вот я, старый, больной версиазом и улучшаем человек, очистил для вас эти авгиевы конюшни и таки извлек на поверхность жемчужину-идеал (кажущийся таковым по крайней мере до очередного приступа болезни). Маленькое «ой»: о результатах пиодермических изысканий придется читать в следующем номере — в этом лимит отпущенного пространства вышел.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.