Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Стаффорд Бир и перспективы ИТ

Архив
автор: Леонид Отоцкий   14.10.2003

Бир знал всю подноготную промышленного предприятия, так как начинал свою деятельность на заводах United Steel в Великобритании. Примеры гомеостатического регулирования иллюстрируют проблемы взаимодействия сбытовых и производственных служб.

Можно подумать, что приведенный ниже список запросов взят из современного прогноза перспектив развития Web-технологии:
- Хочу узнать побольше новостей по пункту шесть.
- Показать генеалогическое дерево Троянского царя Приама.
- Энтропия? Я не понимаю. Остановить и объяснить сначала.
- Записать в мой налоговый файл, что я сегодня купил собаку.
- Передать Джеку в Ванкувере, что я готов к шахматному матчу.
- И никому больше не рассказывать, пока я не разрешу.
В действительности это выдержка из книги Стаффорда Бира (Stafford Beer), в основу которой легли его радиолекции 1973 года, — книги, опубликованной задолго до того, как Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee) изобрел WWW1.

Уже год, как не стало последнего из «могикан»-основоположников кибернетики (www.osp.ru/cw/2002/33/015_1.htm). Норберт Винер (Norbert Wiener) — «отец кибернетики», математик, чьи практические работы были связаны с созданием самонаводящихся зенитных орудий в годы Второй мировой войны, показал фундаментальное значение информации, в том числе и для перспективы развития общества. Росс Эшби (W. Ross Ashby) — «Ньютон кибернетики», сформулировавший фундаментальный Закон Необходимого Разнообразия (The Law of Requisite Variety — RVL) и принципы гомеостатического регулирования (glossary.basegroup.ru/g/homeostasis. htm). Уоррен Мак-Каллок (Warren McCullock) — родоначальник формальной модели нейронных сетей. Стаффорд Бир же — основоположник «организационной кибернетики» (www.psych.lse. ac.uk:16080/complexity/ Seminars/1997/report97nov. htm), еще в 1957 году опубликовавший описание промышленного предприятия как живого организма (см. [1]) и в дальнейшем развивший эту модель до пятиуровневой модели любой жизнеспособной системы (Viable System Model — VSM; www.users. globalnet.co.uk/~rxv/orgmgt/vsm.pdf). Ее фундаментом стали законы и принципы кибернетики, сформулированные другом Бира — Эшби.

Бир знал всю подноготную промышленного предприятия, так как начинал свою деятельность на заводах United Steel в Великобритании. Примеры гомеостатического регулирования, данные им в [1], иллюстрируют проблемы взаимодействия сбытовых и производственных служб. Модель жизнеспособной системы по Биру представляет собой множество взаимодействующих «гомеостатов Эшби». Эшби в RVL сформулировал условия для возможности управления (которые, кстати, принципиально нарушены в жесткой бюрократической административно-командной системе), а Бир в VSM указал путь создания жизнеспособных систем в промышленности и обществе, которые бы наилучшим образом соответствовали закону Эшби. Именно Бир детально проанализировал механизмы «уменьшения» (attenuation) и «увеличения» (amplification) разнообразия в жизнеспособных системах для разрешения противоречия между, например, «разнообразием рынка», «разнообразием производственных операций» и «разнообразием управления» (management variety). Именно Бир сформулировал «теорему о рекурсивной структуре жизнеспособных систем (VS)» [2, стр. 236], в которой утверждается, во-первых, вложенность VS, а во-вторых — принципиальная «одинаковость» их структур. Этот рекурсивный характер и делает VSM универсальной, применимой как для участка производства, так и для государства. Принципиально важным выводом из модели жизнеспособной системы является то, что основная цель VS более высокого порядка — «не мешать» своим подсистемам, а основная цель «вмешательства» (intervention) заключается только в том, чтобы обеспечить гомеостатическое регулирование более высокого порядка.

Бир последовательно анализирует все уровни VSM (System One — System Five). Так, среди «высших форм» поведения фирм выделяются: «продолжение нормальной деятельности», «увеличение затрат», «экономия», «кризисное поведение», «отмирание (с возможностью «суицида»)» и «неприкрытая агрессия». В нынешней ситуации бурного развития информационных технологий полезно внимательнее посмотреть, для чего все это нужно, как все более совершенные средства влияют на суть управления, как они должны использоваться для управления «наилучшим способом». Как раз этими вопросами и занимался Бир. Сейчас управленцы в лучшем случае находятся в четвертой фазе реакции на появление компьютера на управленческой сцене [2]: магическая аббревиатура ЭОД (Электронная Обработка Данных) стала заменяться на не менее магическую — ИСУ (Интегрированные Системы Управления) или КИС (Корпоративные Информационные Системы). В действительности же то, что нужно для жизнеспособности фирмы, выходит за пределы функциональности и наработанных шаблонов, предлагаемых вендорами ERP-систем. Безусловно, сам факт внедрения на предприятии базовых модулей ERP дает положительный эффект и повышает общую культуру управления. Однако это далеко от того, что может быть достигнуто «кибернетическим предприятием» в духе Бира. Некоторые черты пятого уровня VS закладываются в так называемые «системы автоматического предупреждения» ведущих поставщиков ERP-систем (например, Baan и Oracle), однако в VS эти механизмы принципиально унифицированы для любого уровня и естественно встроены в технологию «алгедонического»2 регулирования взаимодействия между VS разного уровня. Острая конкурентная борьба между вендорами ERP не способствует преодолению недостатков устаревших моделей MRP/ERP и принятию на вооружение более глубоких моделей. Разработка Группой открытых систем (Open Applications Group; www.openapplications.org) единых стандартных спецификаций ERP, конечно, важный шаг в сторону унификации, который «в принципе» поддерживается ведущими вендорами, включая SAP, Oracle и PeopleSoft, однако на практике они пока не используются и еще далеки от уровня VSM. Лихорадка освоения новых возможностей Интернета тоже не способствует тому, чтобы «остановиться и оглянуться», хотя и здесь проблема унификации контента становится все острее. Впрочем, эти темы требуют отдельного рассмотрения. Здесь же уместно перейти к идеям Бира, выходящим за пределы проблематики управления одной фирмой.

Поскольку VSM носит принципиально рекурсивный характер, то естественно, что Бир примеривал ее и в более широкой постановке, делал более глубокие обобщения. В [2] он пишет: «Книга заканчивается рассмотрением опасного будущего нашей планеты, уже разрываемой на части почти невообразимыми раздорами и жестокостями, порожденными, вероятно, больше всеобщими недостатками в управлении, чем необузданной жадностью».

В 1971–73 годах Бир был научным консультантом по возможностям практической реализации кибернетического подхода к управлению целым государством — Чили. Работа велась на допотопных с нынешней точки зрения технических средствах (одна машина IBM/360, одна машина Burroughs и телексная сеть), в условиях жесткой блокады и финансирования подрывных элементов со стороны Запада и без реальной помощи от СССР, который после чехословацких событий 1968 года как черт ладана боялся «социализма с человеческим лицом». Тем не менее система «Киберсин» была запущена [2], и только кровавый переворот Пиночета (1973) погубил эту жизнеспособную систему, далеко обогнавшую свое время. Режим Альенде был бельмом в глазу как для Запада, так и для СССР. Для Запада это был опасный пример успешного «некапиталистического пути развития», для СССР — опасный пример принципиального устранения жестких бюрократических пирамид, которые считаются самым главным злом в VS и которые были основой советской структуры управления. Возможно, Советский Союз тогда упустил шанс мягкого перехода к новому режиму.

Лучше всего, конечно, историю проекта «Киберсин» прочитать у самого Бира [2, часть четвертая]. Очень хороший анализ этих событий сделал также В. В. Шишов (www.ckp.ru/biblio/texts/36_89.doc), который, в частности, пишет: «…небольшая группа людей… с нуля смогла спроектировать и сделать полномасштабный макет государства нового типа». Краткий рассказ о влиянии идей Бира на проблематику широкого, боле общемирового масштаба дается в статье «Чтобы не отстать в XXI веке» (www.ototsky.mgn.ru/it/ 21abreast.htm).

Из вышеизложенного очевидно, надеюсь, что автор заметки, которую вы читаете, оптимист и верит в то, что с развитием ИТ мы неизбежно повернемся лицом к тем законам природы, которые открыли «могикане кибернетики», и в частности Стаффорд Бир. Его работы (в том числе и социальные) по-прежнему актуальны. Так, в конце июня проводился очередной форум Staffordian Syntegration (itsy.co.uk/staffordian/about.asp), на котором, среди прочего, на основе VSM анализировались пороки административно-командной системы управления экономикой и рассматривались (на примере Украины) проблемы «переходного периода» для стран Восточной Европы (Андрей Сергеев). Образовалось сообщество Team Syntegrity (www.team-syntegrity.com), которое осваивает идеи Бира на практике и очередное мероприятие которого Open Syntegration должно пройти в ноябре 2003 года.

Что касается России, то здесь существующая «гремучая смесь» дикого капитализма с пережитками старых бюрократических технологий явно не соответствует «духу Бира». Однако в рамках проекта «Электронная Россия» можно пытаться сделать что-то более серьезное, нежели хорошую машину по переработке «бюрократического мусора» на основе Lotus Notes. Правда, для этого нужны воля и усилия.


1 (назад)Более подробно с комментариями к книге Бира можно ознакомиться на сайте www.qub.ac. uk/mgt/papers/eitc/beer.html.
2 (назад) Алгедонический (от греч. боль и удовольствие) — относящийся к регулированию в неаналитическом смысле [2, стр. 406].

Литература
[1] С. Бир, «Кибернетика и управление производством». — М.: Наука, 1965 (перевод книги «Cybernetics and Management» by Stafford Beer).
[2] C. Бир, «Мозг фирмы». — М.: Радио и связь, 1993 (перевод книги «Brain of the firm» by Stafford Beer).

Поделиться
Поделиться
Tweet
Google
 
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2017
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.