Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Интервью, которого не было

Архив
автор : Александр Бумагин   25.03.2008

Осенью 1969 года Алек Яппаров привел своего младшего брата Тагира в радиокружок при уфимском дворце пионеров. Будущему руководителю группы компаний "АйТи" было всего шесть лет, когда он начал потихонечку паять и собирать с ребятами постарше акустические системы, но это событие он до сих пор считает одним из ключевых в своей карьере.

Осенью 1969 года Алек Яппаров привел своего младшего брата Тагира в радиокружок при уфимском дворце пионеров. Будущему руководителю группы компаний "АйТи" было всего шесть лет, когда он начал потихонечку паять и собирать с ребятами постарше акустические системы, но это событие он до сих пор считает одним из ключевых в своей карьере. Впрочем, ни сама компания "АйТи", ни ее сателлиты, принадлежащие Яппарову и его университетскому товарищу Игорю Касимову, в полной мере удовлетворить его страсть к радиотехнике не смогли.

Тандем Касимова и Яппарова удивителен не тем, что Игорю и Тагиру удалось создать успешную компанию, а тем, что они работают вместе уже восемнадцать лет, не пытаясь растащить совместный бизнес на кусочки.

- Нам повезло, - объясняет Яппаров. - Мы хорошо дополняем друг друга, каждый силен в своей области. Я подвижен, активен, увлечен технологиями, а Игорь рассудителен и способен организовать процессы.

Как ни странно, название компании - это аббревиатура имен отцов.основателей. Подразумеваемая расшифровка "информационные технологии" для бизнеса полезна, но исторически вторична. Яппарову и Касимову повезло и здесь. Придумывая название для компании, они не предполагали, что оно станет синонимом для целой индустрии.

- Время было такое. У половины новых компаний названия происходили от имен основателей. Маркетинг, брэндирование - ничего этого не было. Ну и мы, конечно, никаким планированием и разработкой стратегии тогда еще не занимались.

Первый заключенный компанией контракт как будто дословно взят из старого анекдота про двух русских бизнесменов, которые сначала договорились обменять вагон угля на вагон леса, а затем отправились искать соответственно уголь и лес. Договорившись - не без помощи старшего брата Яппарова - о выполнении работ для банка "Югра", руководители новоиспеченной компании вспомнили о том, что ни офиса, ни сотрудников, способных реализовать полученный контракт, у них еще нет.

- Слова "аутсорсинг" тогда еще не было, - рассказывает Тагир, - так что я просто обзвонил своих знакомых по МГУ, которые и посоветовали мне нужного подрядчика.

Второй контракт исполняли уже сами. Вместо собственного офиса, правда, использовалось помещение в отделении милиции в Беляево. С московскими милиционерами рассчитались бартером: "АйТи" разрабатывала информационную систему для управления милиции одного из сибирских городов и пообещала поделиться программой с приютившими программистов стражами порядка.

Сегодня, признает Яппаров, такой старт с нуля - без крупных вложений, без связей, без опыта - вряд ли возможен. Однако рынок системной интеграции, казалось бы, давно поделенный между крупными компаниями, вовсе не так закрыт, как принято считать.

- Есть множество услуг, которые у нас не представлены или представлены фрагментарно. Из-за недостатка капитализации мы (имеются в виду российские игроки. - Прим. ред.), например, не можем предложить крупному клиенту полный аутсорсинг с выкупом инфраструктуры и так далее. Это для нас попросту слишком дорого, и это - лазейка для иностранных игроков, оперирующих бюджетами других масштабов.

На вопрос, не слишком ли много рисков для крупных инвестиций в такую замечательную страну, как наша, Тагир Яппаров отвечает, что в Китае риски в разы выше - и ничего, вкладываются. Что касается ближайшего будущего России, Тагир вообще удивительно оптимистичен. Совсем плохо, полагает он, у нас может стать лет через двадцать. А до тех пор - продержимся. Даже к проекту строительства технопарков, о который только ленивый не вытер ноги, Тагир относится снисходительно: - Проблема с технопарками кроется в завышенных ожиданиях. Все почему.то думали, что это заработает через год или два, а технопарки - это по определению долгосрочная программа. Я думаю, что результаты имеет смысл обсуждать лет через пять, не раньше.

Впрочем, в массовый переезд технологических компаний он, как и большинство экспертов, не верит, но полагает, что мощности технопарков можно использовать для расширения бизнеса. Кроме того, "АйТи" настраивается не на аренду офисных помещений. Яппаров и Касимов хотят построить на территории одного из технопарков собственное здание.

- Если коммуникации подведет государство, то, конечно, строительство выйдет значительно дешевле. А снимать… Для нас в этом, наверное, смысла нет. Мы лучше свое построим. Если дадут.

ГОСУДАРСТВО И АЙТИ

Взаимоотношения любой крупной компании с властью - традиционная зона умолчания. Особенно если треть бизнеса, как у "АйТи", построена на государственных контрактах (такая зависимость Яппарову активно не нравится, он хотел бы больше зарабатывать на открытом рынке, но не факт, что ему удастся переломить соотношение в ближайшие несколько лет - денег у государства хватает, политической воли, чтобы их тратить, тоже). На вопрос, что министр связи делает не так, Яппаров сперва качает головой, но потом все-таки не выдерживает:

- В целом, поймите меня правильно, все более.менее нормально.

Государство у нас хорошо поддерживает айти (учитывая название компании, фраза звучит слегка двусмысленно, но Яппаров этого не замечает). Можно, конечно, и лучше, но и на том спасибо. Вот только "Электронная Россия"… В этом проекте изначально сделали ставку на типовые решения для разных ведомств, что в принципе нереализуемо. Нужно было сосредоточиться на разработке единых стандартов и требований, на которые могли бы ориентироваться конкретные разработчики, то есть работать уровнем выше. Но пошли почему.то с другого конца. Даже сейчас есть возможность сказать: да, ошиблись, давайте попробуем по.другому, - но никто этого не говорит. Хотя понятно, что эти деньги, по сути, тратятся неэффективно. Это не будет работать [Интересно проследить эволюцию взглядов Тагира Яппарова на "Электронную Россию". В 2002 году в интервью Cnews он говорил "об изначально завышенных ожиданиях, связанных с ходом реализации программы "Электронная Россия", а также о том, что "некоторая непоследовательность и непрозрачность принимаемых в этой области решений объясняется прежде всего "болезнью роста". Сравните с репликой про технопарки. - Прим. ред.].

Казалось бы, такая ситуация выгодна для ИТ-компаний, потому что позволяет вытягивать из государства деньги на каждой итерации, даже без попыток передвинуть воз, но Яппаров и в этом не уверен:

- На этой ситуации, конечно, можно заработать, но репутационные издержки для компании слишком велики. Это тот случай, когда лучше заработать меньше, но лучше.

БОЛЕЗНИ РОСТА

Карьерный путь Яппарова в каком.то смысле стандартен. Подписчик "Кванта", ученик заочных школ МГУ и Физтеха поступает на физфак МГУ, на третьем курсе, разочаровавшись в физике, переводится на математику, поступает в аспирантуру на кафедру вычислительных методов ВМиК и внезапно обнаруживает, что ученые, в общем.то, никому уже не нужны. Защищаться он не стал.

- К тому времени я сделал важный для себя вывод о том, что я не Ньютон и не Эйнштейн и ничего принципиально нового я в науке не скажу. Я осознал, что могу стать профессионалом, но ученым (то, к чему я всегда себя готовил) - вряд ли. К тому же началась перестройка, ситуация усложнилась, и в какой.то момент я даже потерялся: найти собственное место в большой науке мне было не суждено, да и сама наука стала вокруг рушиться. Люди уезжали за границу, бросали научную работу, шли торговать, началось сильное брожение в умах, и эту заразу невозможно было не подхватить - она витала в воздухе. Во всяком случае, я удержаться не смог.

Одно время Яппаров и сам подумывал об отъезде, но уехать так и не решился.

- Первое поколение приносит себя в жертву. Вписаться в чужое общество полностью все равно не получится. У второго поколения, у детей, наверное, все будет хорошо, но уезжать самому - значило поломать себе жизнь.

Торговать ему не понравилось. В 1989 году Тагир стал техническим директором компьютерной компании, созданной его одногруппниками, но уже через год уволился, хотя платили "потрясающие деньги, две тысячи рублей". Скучно. По большому счету, бизнес ему вообще был не слишком интересен, даже если говорить об "АйТи". Интерес пришлось придумывать отдельно.

- Бывали периоды, когда моя работа казалась мне неинтересной, и упор вынужденно делался на зарабатывании денег. Но сейчас я много внимания уделяю административной работе, и развитие соответствующих навыков - это отдельная и интересная для меня техническая задача.

Уходить из "АйТи" Яппаров не собирается, хотя признает, что совмещение в одном лице владельца и руководителя теоретически является негативным фактором, мешающим росту компании. Однако в России полностью доверять свою компанию наемным менеджерам вообще нельзя, опасно.

- Нет таких примеров, чтобы акционер ушел из компании, и все было хорошо, - говорит Яппаров.

- Вы знаете такие примеры? И я не знаю. Потому что у нас права акционеров не защищены. И не будут в ближайшее время защищены, потому что перераспределение собственности еще не закончилось. Бесправие акционеров удобно всем, кроме самих акционеров, которые постоянно ходят с берданкой вокруг своей собственности. Вы можете себе представить, чтобы в Америке акционера куда-то там наемный менеджер не пустил? А у нас такое сплошь и рядом.

Впрочем, и рейдерство, и товарное рейдерство, по мнению Тагира, явления временные. Ностальгии по безумным девяностым он не испытывает ("Конечно, легко можно было заработать, очень легко, но ведь был же полнейший хаос!"), страха перед нынешним беспределом - тоже. Представления о том, что в 90.х компьютерным бизнесом занимались сплошь энтузиасты, а в 2000.х на рынок пришли новые люди, ломающие принятые правила игры, не разделяет.

- Конечно, рынок был меньше, все друг друга знали, все было не так формально, но были и проблемы. Проблемы и сегодня есть, то же рейдерство, например, но сегодня о рейдерстве говорят, есть ассоциация. Результаты пока не очень обнадеживающие, но раньше о таком публично вообще не говорили, так что это - движение в правильном направлении. Ну и потом, ведь все это уже было. Рейдерство ведь не у нас в стране изобрели.

В начале прошлого века в Америке точно так же были рейдерские процессы, но потом понемногу все сошло на нет. Просто период сейчас такой, мы его перерастем.

Еще одна очевидная болезнь (или, мягче, особенность) роста - преобладание в топ.менеджменте ИТ людей с техническим образованием (они же в обычных компаниях играют роль CIO). Докатившиеся до нас заокеанские дискуссии о роли CIO в компании - должен ли CIO быть полноправным членом команды топ-менеджеров, может ли он принимать стратегические для развития компании решения - в русском пересказе звучат странно, потому что американский CIO - это зачастую человек с бизнес-образованием, а у нашего CIO за плечами МГУ, Физтех, МАИ.

Вовсе не факт, что второй вариант хуже, но очевидно, что у русского CIO бэкграунд иной, и подход к решению бизнес.задач - тоже.

- На самом деле, русский и американский CIO сближаются, - говорит Яппаров. - Но процесс сближения сдерживается тем, что лучших людей часто бросают на самые важные участки, на ценных клиентов, например. И до топ.менеджмента они не дорастают потому, что у нас нет других людей, способных выполнить их работу столь же хорошо.

Кадровые проблемы, разумеется, этим не ограничиваются. Хороших специалистов на рынке не хватает. И компания "АйТи" - не исключение.

- А вот один из ваших конкурентов, - вспоминаем мы, - как.то сказал, что кадровую проблему при думали компании, не способные платить адекватные рынку зарплаты, а у них с людьми все хорошо.

- Это кто? - настораживается Яппаров. Называем компанию. Яппаров расслабляется.

- Ну, это он… увлекся. Это же просто пиар, понимаете. К нам недавно от них пришло несколько специалистов.

Справедливости ради, нужно сказать, что как "пришло", так и "ушло". Миграция кадров между интеграторами - дело вполне обычное.

ВОПРОС, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

Это интервью не должно было случиться. Мы с симпатией относимся к системным интеграторам, но понимаем, что большая часть наших читателей довольно смутно представляет себе, что именно эти самые интеграторы интегрируют и зачем (а мы довольно смутно представляем, как об этом можно интересно рассказать и нужно ли). Потому и компания "АйТи", и ее конкуренты на страницах нашего издания представлены слабо. Этот текст составлен по итогам трех продолжительных разговоров на разные темы, причем к концу третьего разговора нам было очень неудобно, поскольку получалось, что мы отняли у Тагира Яппарова несколько часов, и, по-видимому, зря. И тут он рассказал про колонки, которые конструирует на досуге.

- То, что сейчас есть на рынке, ориентировано прежде всего на электронную музыку, а мне хотелось получить правильный, "английский звук". В магазинах я ничего похожего не нашел, пришлось мастерить самому.

- Ламповый, что ли?

- Нет, транзисторный.

"Мастерить самому" - это небольшое художественное преувеличение. Как и во всех остальных случаях, здесь Яппаров выступает в качестве идеолога, стратега, проектировщика, но не инженера, которым, по собственному признанию, лет пятнадцать как не является. Дизайн тоже отдан на откуп партнеру и пока не завершен, хотя сами колонки работают и звук - "правильный".

- Мы потом нашли нечто похожее в продаже, - гордо говорит Яппаров, - но те колонки стоят под двадцать тысяч долларов. А эти - всего четыре. Гордится он, разумеется, не разницей в цене, а тем, что, благодаря Тагиру Яппарову, правильный "английский звук" (что бы это ни означало) пережил и радиокружок, и дворец пионеров, и перестройку, и развал науки, и много чего еще. Если спросить у Тагира, что важнее - компания, которую он строил семнадцать лет, или эти колонки, - он наверняка ответит "компания", положение обязывает. Но мы этот вопрос задавать не стали. Пусть у колонок тоже будет шанс.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.