Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Что нам ждать и чего не ждать от компьютеров

Архив
автор : Юрий Ревич   01.09.2000

Даже величайшие наши неприятности проистекают из чего-то
столь же вдохновляющего, сколь и опасного, а именно - из нашего
сильного желания улучшить участь современников.
К. Поппер



Общество Как ни странно, в решении подавляющего большинства проблем, которые перед нами ставит современное общество, как в России, так и вне ее, определяющую роль могут сыграть ответы на не слишком большое число "вечных вопросов", значительная часть которых подчас была поставлена даже задолго до нашей эры. Правда, само определение "вечные" не оставляет особых надежд на то, что они могут быть целиком и полностью решены в обозримом будущем. Но ввиду актуальности этих тем, в каждом поколении возникают порывы вновь и вновь пытаться нащупать решения или хотя бы предлагать варианты ответов. Одной из таких тем является вопрос "А существует ли прогресс, и если да, то в чем он выражается?".

Но прежде чем рассуждать о прогрессе, следует поговорить о том, к чему это самое понятие прилагается, - об обществе. Исследования последних десятилетий не оставляют надежды на то, что какие-либо вновь возникающие социологические теории смогут игнорировать достижения науки этологии, которая продолжила линию Дарвина и его последователей, впервые напомнивших зазнавшимся апологетам исключительного положения человека, что он вообще-то в основном состоит не из гениальных мыслей и возвышенных чувств, а из плоти, крови, рефлексов, инстинктов и генетического кода. Известный отечественный этолог Виктор Рафаэльевич Дольник как-то писал, что человек "врожденную мотивацию своего поведения, как правило, не чувствует", а "ему кажется, что он так хочет, так надо". Если проникнуться идеей этологического подхода, то настолько многое в поведении окружающих (да и в твоем собственном!) становится понятным и находит объяснение, что начинает невольно казаться: а вообще-то существует ли что-либо специфически человеческое? Или всё вокруг - только следствие действия "врожденных программ поведения"?

Но не следует, конечно, заходить так далеко: дарвинистские теории социума тоже всего лишь модели и в качестве таковых имеют ограниченную область применения. Другое дело, что эту самую область следует отчетливо представлять - хотя бы для того, чтобы не пытаться строить оригинальные теории и делать сенсационные предсказания в отношении тех сторон человеческой жизни, которые все равно подчиняются совсем другим законам, и никакие попытки разума эти законы обойти или, тем паче, отменить все равно не могут оказаться успешными. Эти законы, если можно так выразиться, внеразумны - ну, вроде законов физики, для которых даже коллективная воля всего человечества, не говоря уж о постановлениях какой-нибудь одной отдельно взятой Академии наук, не может изменить, к примеру, значение гравитационной постоянной ни даже на единичку в тридцать пятом знаке после запятой.

Чтобы выяснить области действия таких неизменных (в человеческом масштабе времени) законов и попытаться понять наконец, к чему же можно приложить понятие "прогресса", есть два пути: анализ исторического опыта людей и изучение похожих структур других родственных по поведению биологических видов. То есть а) следует попытаться выяснить, что получается, когда люди разными способами пытаются игнорировать законы развития, и б) что происходит в стайных сообществах животных, "свободных" от ограничений разума.

Главный и основной вывод, который следует из подобного рода изысканий, можно сформулировать следующим образом: в общем и целом как иерархическая структура человеческого общества, так и поведение отдельного человека являются пространственно-временным инвариантом и существенно не меняются ни с течением времени, ни со сменой исторических эпох. Общества авторитарные, тоталитарные и демократические, сменявшие друг друга на протяжении всей истории человечества, устроены в целом одинаково[1] : во главе стоит лидер-доминант (неважно, избранный путем свободных выборов, получивший лидерство по наследству или захвативший власть силой), у него есть круг приближенных-субдоминантов (кабинет министров, к примеру), ниже - подчиненные особи, у них - свои подчиненные... Общество (стая) жестко ранжировано, и каждый, в принципе, знает свое место. Места в этой иерархии занимаются путем довольно жестокой внутривидовой борьбы, суть которой практически не изменилась со времен пещерных цивилизаций, независимо от наличия или отсутствия всяческих институтов типа независимого суда или всеобщего избирательного права. Никаких других структур (скажем, горизонтальных, когда все равны и никто никем не руководит) в истории не наблюдается. Попытки организовать общество на иных принципах неизменно приводили к анархии, в которой тут же самопроизвольно и независимо от желания участников процесса образовывались жесткие властные структуры, сходные с теми, что управляли жизнью сообществ в доисторические времена. Надеюсь, примеры приводить не надо?

Мне могут возразить: но ведь формально в "открытых обществах" граждане не являются подчиненными правительства, - не для того ли существует и власть закона, и либеральные принципы экономики, и свободный рынок труда, чтобы ограничить власть элиты над "простыми" гражданами? Не отрицает ли автор достижений современной демократии? О нет, автор как раз крайне сочувственно относится к либертарианству и считает, что за ним будущее (об этом ниже). Вместе с тем многовековая борьба с тоталитарными поползновениями власть имущих, достигшая относительных успехов совсем недавно, не меняет сути человека как стайного животного. Из необходимости сохранения иерархий, исторически сложившихся в данном обществе, и возникают все эти процедуры выработки консенсуса, подчинения меньшинства большинству, институты принуждения. Человек независим только до тех пор, пока он соблюдает установленные в обществе правила (будь они писаными или нет, чаще даже неписаные правила соблюдаются жестче). Как только он выходит за рамки правил - о, горе ему, боги! Причем этот механизм одинаково действовал и в Древнем Китае, и в индейских племенах сиу, и действует в современной Америке.


1 (обратно к тексту) - Любопытное подтверждение этого - в статье Р. Барбрука ("КТ" #350). Не останавливаясь подробно на парадоксальном для сегодняшнего россиянина выводе о том, что в основе американской и советской моделей лежат одни и те же посылки, отметим лишь один момент: сама возможность подобного заключения показывает, что умелые идеологи всегда используют одни и те же базовые архетипы - других-то не существует!

Все то же относится и к поведению отдельного человека. Мотивы, руководившие воинами, осаждавшими Трою, или заговорщиками под руководством Катилины, мало чем отличаются от мотивов, которыми руководствуются стороны в чеченском конфликте или действующие лица истории с арестом Гусинского. И там и здесь - ненависть, амбиции, жажда власти (и/или ее символа - денег) и прочие иррациональные причины, которые в конце концов во все времена приводят к самым что ни на есть рациональным последствиям - крови, смерти и страданиям. Все чувства, которые испытывает человек, не изменились со времен Софокла, не говоря уж о Шекспире. Помните, кто и когда воскликнул: "О времена, о нравы!"? Правильно: Цицерон. Не напоминает ли это вам высказывания кого-то из ваших знакомых постарше возрастом? Этот самый Цицерон Марк Туллий скончался 7 декабря 43 года ДО нашей эры в возрасте 61 года. Причина смерти - политические преследования со стороны императора Августа. Чем не современный сюжет? Маркетинговые приемы, финансовые пирамиды, методы вербовки шпионов, способы борьбы за власть - все это изобретения далекого прошлого, потому что под ними несокрушимые эмпирические обоснования в человеческой природе, и никакая наука тут не может придумать ничего принципиально нового. Боец с луком и мечом для своего времени ничуть не менее грозная сила, чем боец, вооруженный АКМ и "Стингером". Лучшие воины всех времен и народов - легковооруженная конница Чингиз-хана и американские индейцы, для которых сражения были образом жизни. Факты геноцида, приведенные в Библии и происходившие за много веков до нашей эры, заставляют волосы шевелиться ничуть не меньше, чем описания ужасов холокоста или Хатыни. И в том, что далеко не только и не столько количество и качество вооружений обеспечивает победу в войне, можно убедиться при внимательном анализе известных конфликтов новейшей истории: Вьетнам, Афганистан, Чечня. Осмелится ли кто-нибудь констатировать однозначную победу НАТО в операции против Милошевича? А ведь это была самая hi-tech-война из всех бывших до сих пор.

Все вышесказанное можно суммировать в следующей формулировке: подобно любому биологическому виду человеческий род консервативен в своих особенностях, и темпы его эволюции не отличаются заметно от темпов биологической эволюции вообще.

Возможно, что-нибудь из вышесказанного кое для кого окажется откровением. Не знаю уж, в силу какой особенности разума (думаю, в силу склонности к самовозвеличиванию, что тоже врожденная программа поведения - стремление занять место поближе к солнцу, в данном случае - среди остальных животных видов), но как-то больше принято ограничивать анализ общества и отдельного человека областью, относящейся к сфере действия чистого разума. Заметим, что религиозные представления о существовании "божественных", надчеловеческих данностей - тот же моральный закон у Канта - есть всего лишь попытка перенести вопрос на другой уровень, что не решает проблемы - подобно тому, как гипотеза панспермии не решает проблемы возникновения жизни вообще. Когда Фрейд предпринял первые робкие попытки включить в число причин поведения индивидуума "бессознательное", его только ленивый не мешал с грязью. Все эти психоаналитические модели мотивации ("эдиповы комплексы", "борьба Эроса с Танатосом" и пр.) и в самом деле, как показывает опыт, имеют довольно ограниченный круг действия, но это был шаг, несомненно, в правильном направлении. "Человек по природе добр" - утверждение, которое не является ни истинным, ни ложным просто потому, что моральные категории добра и зла - порождение разума, а разум - лишь надводная часть айсберга, состоящего в основном из врожденных инстинктов и программ поведения. А вопрос о причинах и целях возникновения разума я с удовольствием оставляю теологам и философам - хотя, при всем моем уважении к религиозным чувствам верующих, сам лично предпочитаю ту простую точку зрения, что разум возник спонтанно в ходе биологической эволюции как еще один (и, оказалось, необычайно эффективный) инструмент в борьбе за выживание.

Но никто не будет спорить, что по условиям жизни люди все же могут сильно отличаться. Сфера, объемлемая разумом, есть вариантная составляющая процессов существования общества. Для нее тоже можно найти аналогию в животном мире: так, стая макак-резусов в различных условиях обитания может вести себя совершенно по-разному. Меняется и поведение, скажем, ворон в зависимости от того, обитают ли они в городе или в естественном ландшафте. Так и для человека и внешнее поведение, и парадигма общества во многом зависят от условий[2]. Эту составляющую можно рассматривать, как систему, и применять к ней методы системного анализа, что с успехом делается в последнее время по отношению к таким подсистемам, как экономика, политический строй, государственные конфликты и пр. В отличие от подошвы айсберга такие общественные системы могут быть неустойчивыми. Более того, столь динамически меняющиеся большие системы просто не могут избежать колебательного процесса в принципе, так что сторонникам стабильности в общественных отношениях придется потерпеть: периодические кризисы неизбежны. (Биологические законы внутривидовых взаимоотношений не могут представлять собой неустойчивую систему, иначе вид давно бы вымер, потому-то они так и консервативны.) Любопытно, что во всех общественных катастрофах социум довольно быстро возвращается к истокам, образуя первобытную стаю, - я упоминал об этом выше. Того, кто сомневается в этом, я отсылаю к замечательной повести У. Голдинга "Повелитель мух". Потому легко сделать вывод: все достижения цивилизации в области общественных отношений, начиная с римского права собственности и заканчивая правами человека, обусловлены исключительно тем, что развитие науки и технологий позволило членам сообщества перестать каждодневно бороться за кусок хлеба, дабы не умереть с голоду, и посвятить себя тому, чтобы путем применения достижений разума улучшать и обустраивать среду своего обитания. И только к этой области, представляющей собой сантиметровый культурный слой над многометровыми отложениями осадочных пород врожденных программ поведения, может быть применено понятие прогресса.


2 (обратно к тексту) - Уникальный по чистоте эксперимент на эту тему поставила история, разделив один народ на две части - Северную и Южную Корею. Что вышло - знают все, отметим лишь не столь широко афишируемый факт, что диаметрально различающиеся модели экономики внедрялись в обоих государствах до странности похожими авторитарными методами. (только, ради бога, не подумайте, что у меня вообще такое отношение к женщинам!). Вот увидите, что из этого получится.

 

Программы поведения срабатывают в ответ на особый сигнальный стимул, признаки которого заложены в программу. Задача распознавания в окружающем мире врожденного сигнального стимула для мозга сложна, поэтому инстинктивные программы часто ошибаются, запускаются по сигналам, случайно несущим признаки стимула. Набор программ действий и образов врожденных стимулов образует систему передаваемых по наследству знаний об окружающем мире и правил поведения в нем. Животное родится на свет не "tabula rasa", и человек - не исключение. Без программ мозг не способен работать. Если нет соответствующей программы - нет и сколько-нибудь сложного и эффективного поведения.

Рис. 1. Знакомая картина всеобщего одобрения властелина. Он - в позе доминирования, они - в позе умеренного подчинения. Этому рисунку более 3,5 тыс. лет. Что-нибудь изменилось?

Превознести себя можно за счет гребня, поднимающегося над головой. Этот прием есть у всех - от рыб до птиц. Вожди и воины тоже его применяют, надевая на головы высокие шапки, шлемы, зачастую увенчанные гребнями, шишками, перьями, в сущности, в бою неудобными. И сейчас офицеры прибегают к любым ухищрениям, чтобы сделать себе фуражку с тульей повыше. Программа срабатывает автоматически. Ведь разум прекрасно знает, где кончается у человека в военной фуражке макушка, и все равно тот кажется выше и значительнее, чем есть на самом деле.

Рис .2. Союзы борются за власть. Три более низких по рангу бабуина (слева) атакуют самцов рангом выше. Среди атакующих только средний смог выгнуть хвост знаком превосходства, но и он не в силах высоко поднять голову перед доминантами. Его союзники в мозаичных позах: могут или перейти в атаку, или убежать. Один доминант твердо занял позу превосходства и готов принять бой. Но его союзник в мозаичной позе, как и два противника. Кто тут победит, зависит от того, предаст ли хоть один бабуин своих "политических" союзников. В борьбе за власть, в отличие от борьбы с внешними врагами, предательство - обычное дело.

Наконец, преувеличение размеров достигается и занятием более высокой точки в пространстве (рис. 1.). Программа так проста, что достаточно заставить соперника смотреть снизу вверх, и он почувствует себя ниже тебя. Когда птицы садятся на дерево, доминанты занимают самые высокие ветви, а за верхушку зачастую борются. Постаменты, троны, трибуны и прочие возвышения - обязательный атрибут власти во все времена. Ни один царь или вождь не придумал в качестве места для своей персоны углубление.

Рис. 3. Возможно, это самое древнее изображение войны (Восточная Испания, разумный человек, эпоха охот и людоедства; не ранее 9-7 тыс. лет назад). Правое "войско", используя численное превосходство, стремительно атакует, стреляя на бегу из луков. Противники стреляют с места. Их строй оборонительный: авангард из трех человек образует вогнутый полумесяц, прикрывающий двух раненых в центре. Поведение обеих сторон соответствует поведению других стайных приматов - павианы в аналогичных случаях образуют точно такой же строй.

...Программа образования союзов в пределах одного ранга, существующая и у человека, не позволяет удерживать власть в одиночку (рис. 2). Но если ей будет противостоять программа набрасываться скопом на тех, кого атакует доминант, появляется возможность удержать власть в одиночку: небольшому союзу субдоминантов не устоять против атаки доминанта, поддержанной всеми подавленными в стаде. Вот он механизм, создающий тирана, опирающегося на "народ"! Все тирании держат сильных личностей в повиновении, постоянно угрожая им скорой расправой низов.

Из эссе В. Р. Дольника "Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев" ("Природа", 1993, №№1,2,3; www.ibmh.msk.su/vivovoco/VV/PAPERS/ECCE/VV_EH4_W.HTM)



Прогресс

А наблюдается ли прогресс хоть здесь? О да. Человек разумный в отличие от человека-примата эволюционировал довольно значительно. Отношение к природе, права личности, верховенство закона, выборность правителей, либеральная экономика, клятва Гиппократа, пенсии старикам - все эти примеры свидетельствуют, что тут общество существенно удалилось от истоков. Самые значительные изменения, пожалуй, произошли в национальном вопросе: раздробленность племен, при которой та же демократия была "только для белых", преодолевается, и человечество объединяется в стаю. Как бы ни реагировали разнообразные "почвенники" и "фундаменталисты", процесс этот объективный и деваться некуда: либо объединяться, либо пропасть.

Мало того, человек обречен на прогресс морально-этический, пока продолжается прогресс технический. Дело в том, что в природе существа чем слабее вооружены, тем они, как правило, агрессивнее: тигр как агрессор ничто по сравнению с землеройкой, его и так все боятся (хотя есть и исключения, но виды-нехищники типа зайцев или косуль берут свое другими способами - быстрыми ногами или плодовитостью). Не будучи ни плодовит, ни быстр, но относительно крупных хищников слабо вооружен, человек представляет собой одно из самых агрессивных существ на свете. И когда это слабое и от природы плохо защищенное существо получает в свое распоряжение такие вещи, как огнестрельное оружие, не говоря уж об атомной бомбе, то ему, чтобы сохраниться (а заодно и сохранить всех остальных), ничего не остается, кроме как ограничивать инстинкты требованиями разума[3]. И вот тут прогресс технологии должен бы идти в ногу с развитием морали. Грубо говоря, на каждое потенциально опасное изобретение должен был бы возникать соответствующий моральный запрет. В принципе, так оно и есть: все эти "врачи без границ", гринписовцы, пацифисты и прочие правозащитники и есть реакция системы на возникновение опасных дестабилизирующих факторов в виде военных и промышленных технологий. И сколь часто ни раздражали бы они технократов своей занудностью, пафосным подходом и упертостью, приходится признавать, что их существование неизбежно и считаться с ними придется.

Компьютеры

Так какую роль в этом во всем может занимать новая игрушка цивилизации - компьютеры?

На первом этапе компьютерной революции еще ничего особенного не происходило. Компьютеры были большими в прямом смысле слова и, как правило, служили вспомогательным инструментом в других областях - военной, космической и пр., писатели вовсю фантазировали на темы киберцивилизаций, - но все это еще было достаточно отвлеченно. Реальные массовые эффекты начались на второй стадии - с изобретением ПК. Само представление о том, что ЭВМ (что-то таинственное, очень загадочное и большое) может быть в индивидуальном пользовании у каждого, повергало в некоторый трепет. Применение ее в качестве печатной машинки казалось чем-то стыдным и унизительным, - ведь это ЭВМ, "усилитель разума" (У. Эшби), как же можно ее так непроизводительно использовать?! Когда попривыкли, оказалось, что вычислительная функция не главное, а вот применение компьютера для хранения и обработки информации - как раз и есть настоящая революция.

Тут и выявилась главная особенность новой компьютерной эры. Первыми нечто подобное почувствовали на себе как раз члены "закрытого" общества, - если помните, еще лет десять назад в нашей стране запрещалось иметь в частном пользовании устройства для тиражирования текстов. А ведь эта функция - одно из основных предназначений персонального компьютера с момента его рождения, и компьютер без принтера представить так трудно, что большинство моих знакомых, впервые покупавших ПК, удивлялись, что принтер не входит в комплект и надо напрягаться, приобретая его отдельно. Хотя тогда как раз подоспела перестройка, и все эти запреты теперь можно отнести к разряду исторических курьезов, но тут видна одна общая тенденция: развитие техники стало напрямую диктовать политикам, как себя вести, причем, пожалуй, впервые это не было непосредственно связано с военной областью. В свете вышесказанного это - несомненный прогресс, да еще какой!

Особенно отчетливо все это проявилось на третьей стадии, бурно эволюционирующей в настоящее время, - в эпоху Интернета. Те, кто внимательно следил за маразмом, творившимся в нашей стране во время недавних выборов, не могли не отметить одну особенность нынешних избирательных кампаний: скрыть от общественности удается гораздо меньше. Главное не в том, правду или клевету публикуют на compromat.ru, и не в том, нарушил ли Г. Павловский закон, публикуя exit polls в день выборов. Главное в том, что это стало не только возможно технически, но необычайно просто и дешево, и поделать с этим ничего в принципе нельзя. Спецслужбы могут попробовать обрушить сайт kavkaz.org, но помешать чеченской стороне вести свою пропаганду они не могут - это куда сложнее, чем глушить "вражеские голоса", не говоря уже о правовой стороне вопроса. Понятие СМИ - скажем откровенно - перестало существовать в одночасье, это были вынуждены признать даже наши законники при всей их девственной неосведомленности в вопросах права: закон "о сетевых СМИ" так и остался в проекте, а в нормативном документе "о налогообложении организаций, размещающих периодические издания в сети Интернет" (www.libertarium.ru/libertarium/18868), гордое наименование "средство массовой информации" для онлайновых изданий фактически присваивается в добровольном порядке - кто захочет, тому и присваивается. И опять же наиважнейший момент тут не в либеральности родного правительства, а в том факте, что по-другому не получается, как ни крутись.

Все это и есть то главное новое, чему мы обязаны компьютерам: современный мир стал более единым и свободным, а политики стали зависимее. И не так уж важно, как будут проводиться сами выборы - прямым голосованием в онлайне или с помощью традиционных бюллетеней, важно, что выборы станут более осознанными.

Технократические же бредни о том, будто компьютеры могут изменить самого человека, мягко говоря, ни на чем не основаны. Возьмем, к примеру, обучение. Если, как считают некоторые, обучение сводится к усвоению того или иного объема знаний, то непонятно вообще, зачем нужен учитель и почему все поголовно не переходят на заочное обучение. Между тем очевидно, что ключевую роль в этом деле играет именно эмоциональное общение между учителем и учеником, без чего никакое, даже узкопрофессиональное обучение не будет в общем случае полноценным. Поэтому компьютер может (и должен!) заменить учебник, но не учителя, это не под силу даже Господу Богу, который в массе предпочитал, как известно, все же действовать через людей. Природу человека еще никому не удалось изменить ни на полграмма и, очевидно, не удастся и в обозримом будущем, для этого нужны сроки, сравнимые, по крайней мере, со сроками биологической эволюции видов, то есть сотни тысяч и миллионы лет. Впрочем, есть известные альтернативные пути: революция взамен эволюции с направленной селекцией вида путем уничтожения неподходящих особей и евгеника - то же самое, но в более мягкой "научной" форме "улучшения" генотипа. То, что оба пути ведут в тупик, доказывать не следует? Или есть еще те, кто в этом сомневается? Тогда я готов предложить им для начала попробовать все это на себе: взять, к примеру, и отбраковать самих себя как тупиковую мутацию, направленную на уничтожение вида в целом.


3 (обратно к тексту) - Точнее, канализировать их в другие формы выражения - ограничить инстинкт разумом не удастся. Кто в этом сомневается, пусть попробует рационально объяснить своему по уши влюбленному другу, что его избранница - лентяйка, стерва и вдобавок потаскушка

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2018
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.